Mary Xmas (maryxmas) wrote in feminism_ua,
Mary Xmas
maryxmas
feminism_ua

Categories:

Секс-индустрия атакует феминизм

Originally posted by nigrae_legiones at Секс-индустрия атакует феминизм
Авторка: Меган Мерфи
Источник: http://www.feministcurrent.com/2015/06/09/the-sex-industrys-attack-on-feminists/
Перевела: nigrae_legiones

Порнографы уже давно отстаивают продукты и практики своей чрезвычайно прибыльной индустрии как «свободу слова» не смотря на то, что они сексуализируют мужскую власть и насилие, направленное против женщин. Сходным образом поборники проституции, которую они, в стратегических целях, называют «работа в сфере сексуальных услуг», определяют движение за легализацию и нормализацию проституции как освободительное.

Однако эти люди поддерживают свободу слова и воли ровно до тех пор, пока им это выгодно. Те, кто выступает против секс-индустрии, не входят в их версию «свободы».

Мы видели свидетельство этому в марте, когда несколько организаций, выступающих за легализацию проституции, угрожали бойкотировать конференцию в Ванкувере* (провинция Британская Колумбия), на которой в качестве основного докладчика должен был выступить известный журналист и ведущий колонки новостного сайта Truthdig, Крис Хеджес. Из-за того, что Хеджес в своей статье назвал проституцию «квинтэссенцией мирового капитализма», эти организации попытались помешать выступлению Хеджеса и их попытки могли бы оказаться успешными, если бы не бурная реакция местных женских организаций.

Нет ничего нового в грязных кампаниях, направленных против феминисток и их союзниц, осмеливающихся говорить правду о мужской власти и насилии. В 1990х годах порнографы развернули кампанию против профессора Кэтрин Маккинон и феминистской писательницы Андреа Дворкин, сравнивая их с фашистами и обвиняя в подавлении свободы слова, в то время как в действительности написанный ими миннеаполисский анти-порнографический закон 1983 года, определяющий порнографию как нарушение гражданских прав женщин, был не попыткой введения цензуры, но, напротив, попыткой предать гласности вред, причинённый женщинам порнографической индустрией.

Для противодействия тем из феминисток, кто полагает проституцию как расширение и закрепление мужской власти и насилия, было создано движение за права «сексуальных работников», ориентированное на привлечение благонамеренных прогрессивных людей. Движение за легализацию проституции усвоило язык рабочего движения для того, чтобы отстаивать мужское право открывать публичные дома и покупать секс у женщин, а также язык феминистского движения для того, чтобы представить проституцию выбором женщины.

На их стороне средства массовой информации, а также сутенёры и клиенты проституток. Капиталистические интересы ведущих средств массовой информации предопределяют то, что порнография и проституция преподносятся как чисто коммерческие предприятия, а их патриархальный фундамент предполагает, что идея того, что женские тела являются товарами потребления, признаётся в качестве нормы.

На протяжении последних лет секс-индустрия работает бок о бок со средствами массовой информации с целью полностью вывести систему проституции из контекста. Данный неолиберальный подход является частью текущей политики, имеющей целью ослабить те движения, которые бросают вызов существующим системам власти: Если мы все лишь индивидуумы, стремящиеся к расширению лишь наших собственных возможностей и, следовательно, единолично ответственны за наши собственные «успехи» и «поражения», то нет никакой потребности в объединении. Когда Маргарет Тэтчер сказала, что не существует такой вещи как общество, существуют индивидуумы, которые должны заботиться в первую очередь о себе, она имела в виду именно это.

Представляя такую систему, которая засасывает женщин, особенно маргинализированных женщин, в проституцию не только как выбор, который делает сама женщина, но и как выбор, который потенциально является освободительным; возлагая бремя ответственности за женское подчинение на самих женщин, эти люди получают возможность утаить то, как порнография укрепляет мужскую власть. Представляя самообъективацию, к которой женщины прибегают из-за оказываемого на них социального давления, обретением силы, общество получает разрешение игнорировать причины того, почему женщины учатся добиваться влияния посредством сексуализации и мужского взгляда. Сосредотачивая внимание на женской свободе воли, мы упускаем из виду мужское поведение.

То, что отстаивают люди, заявляющие, что выступают за «права сексуальных работников», в действительности – не права человека женщин, а финансовые и сексуальные интересы мужчин. Именно поэтому данный дискурс избегает рассмотрения вреда, причинённого этими мужчинами.

Кампания, направленная на то, чтобы представить лобби, добивающееся легализации проституции, некой низовой инициативой помочь маргинализированным женщинам, оказалась чрезвычайно успешной. Те, кто, возможно, считает себя феминистками, не учитывают вытекающие из существующей системы отношения власти, при которых мужчина платит женщине за половой акт, и, вместо того, чтобы проталкивать дискуссию, которая бы была о выборе женщины, они загнаны в угол: «Поддерживаю ли я право женщины на выбор?». Очевидным ответом является «да». Однако этот вопрос вводит в заблуждение. Вопрос, который на самом деле следует себе задать это «Поддерживаю ли я право бедных и маргинализированных женщин на жизнь, лучшую, чем та, что предлагают им мужчины-эксплуататоры?»

Вместе с языком манипулирования, созданным для воздействия на широкие массы, и занимающим огромное место в пропаганде декриминализации сутенёров и клиентов проституток, другой ключевой составляющей является клевета на тех феминисток, кто подвергает сомнению данные язык и идеологию.

Поборники секс-индустрии не остановятся ни перед чем, чтобы заставить замолчать голоса тех, кто выступает против их интересов. Они навесили ярлыки ханжей, религиозных консерваторок, притеснительниц и фанатичек на этих феминисток. Эта война недавно достигла кульминации, выразившейся в масштабных попытках лишить оппозиционерок политической площадки.

В прошлом году, когда выступление шведской журналистки Кайсы Эчис Экман на тему её книги «Быть и быть купленной: проституция, суррогатное материнство и расщеплённое Я» (“Being and Being Bought: Prostitution, Surrogacy and the Split Self”) было запланировано в Лондоне, книжный магазин, в котором должно было состояться выступление, получил угрозы бойкота.

Текущая обстановка в «англосаксонском феминизме» способствует охоте на ведьм, - сообщила мне Экман. Подобная кампания охоты на ведьм начинается с «очернительных кампаний, идущих, как представляется, «снизу»; известных феминисток называют помешанными на власти, элитистками, «цис-сексистками», расистками и «ненавистницами проституток, - говорит Экман. – Далее это переходит к полноценным кампаниям замалчивания, угрозам бойкота, петициям, изоляции любой, кто занимает сторону феминисток или считается виновной в контактах с ними».

В 2003 году Мелисса Фарли, клинический психолог и основательница некоммерческой организации Проститьюшен Рисерч энд Эдьюкейшен (Prostitution Research and Education), провела исследование насилия и посттравматического стрессового расстройства среди проституируемых людей в Новой Зеландии, и, впоследствии, свидетельствовала в местном Парламенте по материалам исследования. Один из новозеландских сторонников проституции попытался оспорить её исследование и направил жалобу в Американскую ассоциацию психологов (American Psychological Association (APA)). Ассоциация оставила жалобу без внимания, также жалоба не была принята всерьёз коллегами Мелиссы Фарли. Не смотря на это, движение за легализацию проституции продолжает преподносить её как имеющую силу и использует в качестве основания для оказания давления на общественность с целью того чтобы это обширное и красноречивое исследование было проигнорировано.

Джули Биндел, феминистская журналистка, которая в течение многих лет пишет о мировом рынке проституции, обнаружила, что британское отделение Международного Союза Сексуальных Работников (International Union of Sex Workers) является лишь глашатаем сутенёров и владельцев борделей. Также она написала статью о серьёзных неудачах легализованной проституции в Амстердаме. Однако в марте, после жалоб, поступивших со стороны лобби секс-индустрии, она была выведена из состава экспертной группы по обсуждению американского фильма на тему проституции.

Также с тактикой замалчивания сталкиваются ушедшие из проституции. Бриджит Перье, представительница коренных народов Канады, преподавательница и соосновательница базирующейся в Торонто организации жертв торговли сексом Секстрейд101 (Sextrade101), которая выступает за избавление от проституции, сообщает, что деятельность лобби, выступающего за легализацию проституции, сосредоточилась на том, чтобы обесценить опыт женщин, которые вышли из данной индустрии. Их истории часто ставят под сомнение.

Рэйчел Моран пережила 7 лет в проституции в Ирландии и опубликовала книгу о своём опыте, в которой она рассматривает многие мифы и ложь, увековечиваемые лобби секс-индустрии. За своё преступление – правду – она была приговорена к нескончаемой травле, её неоднократно обвиняли в том, что она выдумала эту историю.

«Меня поносят, на меня клевещут, мне угрожают, на меня физически нападают и орут», - рассказала Моран. – «Мой домашний адрес, банковские реквизиты и электронная почта ходят, по-видимому, среди наиболее неуравновешенных людей, которые посылают мне в твиттере куски моего домашнего адреса, угрожая мне в недвусмысленной манере мы-знаем-где-тебя-найти.»

Она добавила: «Раз за разом утверждается, что я никогда не была в проституции, не смотря на то, что записи, подтверждающие обратное находятся в социальных службах Ирландии и в Дублинском участковом суде по делам детей».

Ключевым компонентом кампании за легализацию является отрицание правды, которая могла бы повредить усилиям показать подчищенную версию секс индустрии, которая бы создала образ проституции как «просто работы как все остальные».

Моран рассказала, что была шокирована отсутствием сострадания по отношению к ней, продемонстрированным поборниками секс-индустрии, которые заявляют, что имеют личную заинтересованность в безопасности женщин. «Им просто плевать на то, что они устроили обдуманную и организованную травлю женщины, которая подвергалась ритуализированному сексуальному насилию со стороны мужчин начиная с 15 лет, - говорит Моран. – Моя правда им не подходит, поэтому моей правды не должно существовать».

В отчаянии, неспособные и не хотящие ответить на простейшие феминистские и социалистические аргументы против секс индустрии, а именно на то, что она существует на фундаменте мужской власти и капитализма, закрепляя женоненавистнические идеи о мужских «потребностях» и женских телах как вещах, которые существуют для того, чтобы удовлетворять эти воспитанные обществом желания, организации, проталкивающие легализацию проституции, прибегают ко лжи и клевете.

Эти организации пытаются выдать грязные кампании за «критику», однако они являются чем угодно, только не критикой, заявила Экман, шведская журналистка. «То, что сейчас происходит, не является критикой. Скорее это напоминает полномасштабную маоистскую культурную революцию».

«Если ты видная феминистка, ты не сможешь избежать этого, - продолжает Экман. – Если до сих пор ты не стала мишенью, это значит, что либо ты станешь мишенью, либо ты не достаточно опасна».

Уже многие годы я пишу на темы законодательства в сфере секс-индустрии и проституции в Канаде. Нападки на мою личность и на мою работу не ослабевают. За последние недели некоторые канадские организации, выступающие за легализацию проституции, начали крупную грязную онлайн-кампанию, выставляя доводы против объективации, эксплуатации и насилия в отношении женщин фанатизмом и намеренно искажая мою работу и взгляды до состояния чего-то неузнаваемого.

Нелепые и необоснованные обвинения, которые швыряют в мой адрес – «трансфобка», «ненавистница проституток», расистка и так далее – точно копируют обвинения, которые используют в отношении всех женщин, подвергающих сомнению существующее положение вещей в данном вопросе. Их целью является не справедливость, а опорочить феминисток, чтобы их доводы можно было не замечать и отвергать и для того, чтобы заставить угрозами остальных поступать также. Единственная вещь, о которой они забывают упомянуть – это правда.

Для женщины, вовлечённой в проституцию, шансы быть убитой в 18 раз больше, чем для населения в целом, и вероятность того, что мужчина, несущий за это ответственность, будет признан виновным на много меньше, когда жертвой является проституированная женщина. В Канаде женщины, принадлежащие к коренному населению, чрезмерно представлены в проституции и испытывают повышенный уровень насилия по сравнению с женщинами, не принадлежащими к коренному населению, в целом. Легализация, как показала практика, - не решение проблем эксплуатации, насилия и абьюза.

Эти люди и организации присвоили борьбу маргинализованных людей для того, чтобы защитить многомиллиардную индустрию, забирающую каждый год жизни и человечность тысяч женщин и девочек по всему миру. Не позволяя оппозиционеркам словами и доводами быть угрозой их интересам, они используют закулисные методы, чтобы заставить замолчать независимых феминистских писательниц и журналисток. Они называют наши слова «насилием», но не делают ничего, чтобы покарать преступников, ответственных за настоящее насилие. Эти организации никогда не участвовали в общественных кампаниях против мужчины-абьюзера, никогда не подавали прошение об увольнении жестокого клиента, никогда не называли тех, кто вовлекает девочек в бордели или на улицы, «фанатиками». Их мишени – не корпоративный капитализм или торговцы женщинами, также ими не являются порно-короли или жестокие владельцы борделей. Нет. Их мишени – это феминистки.

В своём эссе «Либерализм и смерть феминизма» (Liberalism and the Death of Feminism), Маккиннон писала что «однажды существовало феминистское движение» – движение, которое понимало, что критиковать такие практики как изнасилование, инцест, проституция и абьюз не то же самое, что критиковать жертв этих практик. «Это было движение, которое знало, [что] когда материальные условия заранее исключают 99 процентов твоих возможностей, не серьёзно называть оставшийся 1 процент - то, что ты делаешь - собственным выбором». Она написала эти слова 25 лет назад, и мы до сих пор сражаемся в тех же битвах. Сейчас выступление против систем патриархата означает, что твои средства к существования будут поставлены под угрозу, также как и кредит доверия по отношению к тебе и твоя свобода слова.

Нельзя называться прогрессивной и выступать против демократии. Нельзя называться феминисткой и поддерживать то, как женщин заставляют замолчать. Этот новый маккартизм не освободит нас. Он принесёт нас в жертву тем, кто работает на наше уничтожение.


______________________
*Примечание переводчицы:в статье по первой ссылке речь идёт о том, что организатору конференции по электронной почте поступили письма с просьбами не допустить участия Хеджеса в конференции и угрозами бойкота. При этом авторы якобы выступали в защиту коренного населения Канады.
Однако, на самом деле против участия Хеджеса было не коренное население, а те (организации и индивидуумы), кто проталкивает полную декриминализацию проституции, а особенно сутенёров, владельцев борделей и клиентов проституток. Организации в поддержку коренного населения никогда не выступали за декриминализацию сутенёров.

Прочие ссылки также на английском.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments