Mary Xmas (maryxmas) wrote in feminism_ua,
Mary Xmas
maryxmas
feminism_ua

  • Music:

про женскую фантастику

Наталья РЕЗАНОВА
"НЕ НУЖНЫ, НЕ НУЖНЫ, УСПОКОЙСЯ!"

Перечитывала недавно опять "Улитку на склоне" - и вновь захотелось задать вопрос, уже однажды эаданный мною и, ясное дело, оставшийся без ответа. Впрочем, даже два вопроса. Первый: почему, когда мужчины принимаются изображать общество, состоящее из одних женщин - или общество, в котором женщины доминируют, то у них непременно получается общество тоталитарное? И второй: множество фантастов - как мужеска, так и женска пола - неоднократно отображавших женское общество, почему-то не пытаются представить общество из одних мужчин (я, во всяком случае, таких попыток не встречала). Что за дискриминация такая? Хотя на второй вопрос, пожалуй ответить легко. Этим мужчинам надобно будет как-то размножаться. А мужчина, рожающий детей - уже и не совсем мужчина. Здесь уже явственно возникают тени "Левой руки Тьмы". Поэтому придется вернуться к первому вопросу.


Почему все-таки тоталитарное? Кто-нибудь когда-нибудь видел тоталитарное
общество, основанное или возглавляемое женщинами? Сплошное наоборот.
(Правда, когда видишь в телевизоре некоторых бабцов с депутатскими
значками, мыслишка возникает). Так на то, скажут мне, и фантастика. Но
такова она почему-то только у авторов-мужчин. "Почему вы думаете, что мы
обязаны повторять даже ваши ошибки?" - недоумевает героиня рассказа Джоаны
Расс "Когда все изменилось" (о нем еще будет речь). Причем опус может быть
и вполне масскультовым (вроде польского фильма "Сексмиссия"), и гениальным,
как та же "Улитка".
Изображаемое общество может вызвать содрогание (отвратительные бабы в
"Улитке") или симпатию ("Месть стальной крысы" Гаррисона, где пришли
мужики к власти гнилым демократическим путем, и, ни черта не умея, сдали
планету космическому агрессору, а вернулись воинственные тетки - и все
опять стало о`кей.) Не играет никакого значения национальность и партийная
принадлежность автора. Все равно глухой тоталитаризм. Возьмем, помимо
"Улитки" - "Избери путь ее" Джона Уиндема, "Месть стальной крысы",
"Анастасию" Бушкова (не разделяю презрения демократической общественности
к последнему - ах, он бяка такая, ренегат-антисемит. Да, конечно. Но это же
так естественно в одной отдельно взятой стране. "Анастасия" же - книга
презабавная), "Координаторшу" Герберта Франке. Некоторые сомнения вызывает
"К западу от Эдема" того же Гаррисона. Общество, изображенное им, вполне
соответствует перечисленным признакам (тоталитарное, разумное,
биологическое), но это общество не людей, а разумных динозавров, у которых
сама физиология делает самок сильным полом, а самцов - слабым.
Пожалуй, этот роман следует исключить из списка. Поскольку все остальные
авторы дружно пишут в жанре SF, а не fantasy, а свои модели относят не к
прошлому, а будущему, довольно легко выделить как сходство, так и различия.
Различия: мужчины а) отсутствуют вовсе, ибо вымерли от какой-то
избирательной заразы, б) обречены на вымирание, потому как "не хочем с
мужчинами знаться и будем теперь почковаться", в) просто угнетаются.
Отношение к сексу: градации разные - от разгула половухи в "Анастасии"
до антисексуального бунта в "Улитке".
Главное же не в различии, а в сходстве. Главенствующую роль в обществе
играет биология или биотехнология (во всех названных произведениях, кроме
"Анастасии"). Оно консервативно, зато в нем господствует экологическая
чистота и решена проблема охраны среды. (Вот, кстати, еще один пример
создания современной мифологии. Хоть это и льстит женщинам, совершенно не
вижу, почему они способны лучше сохранять природу. По-моему, губили они ее
вместе с мужчинами, и вовсе не важно, кто был во главе.) Ради так
называемого "общественного блага" личность совершенно нивелируется.
Отсутствует даже личная диктатура, господствует какой-то коллективный
правящий орган типа Доктората у Уиндема. Крайне желателен тайный сыск
инквизиторского толка и карательные органы (специальная каста или даже
биороботы, как у Стругацких).
Словом, такой экологически чистый тоталитаризм.

Откуда такие одинаковые реакции?

Снова хочется вернуться к произведению, которое американская критика
скромно именует "жемчужиной русской прозы", а русская критика обычно еще
более скромно полагает несуществующим. "Славные отряды подруг"
примаршировали, конечно, из вполне определенных краев. "Ради идеи -
уничтожается половина населения" - относительно сюжета это, прямо скажем,
передержка, но не передержка с точки зрения истории. И "чистить, чистить,
надо чистить" вызывает в памяти прежде всего "великие чистки", а потом уже
все остальное.

Но почему именно женщины?

Единственным, кто попытался это объяснить, был А.Зеркалов, лучший,
по-моему, из литературоведов, пишущих о творчестве Стругацких. В
послесловии к "Улитке" (т. 5 собрания сочинений Стругацких) он в пандан к
биологическому тоталитаризму Леса скрупулезно подбирал примеры сексизма,
господствующего в Управлении. "Женщинам надоело быть "сучками и падлами" -
без вас, козлики, обойдемся!" А если "Лес - будущее", то такая реакция
закономерна и понятна.

Откуда же такое отвращение?

"Понять - значит упростить" (из тех же авторов, но из другой книги).
Славные подруги авторам отвратительны, ибо представляют угрозу. Управление
тоже отвратительно, но над ним можно посмеяться, потому что ты сам - в
Управлении, внутри него. Среди "славных подруг" оказаться нельзя, ты им не
нужен. Не нужен. А это - страшнее всего. Поэтому надо брать скальпель в
руки.

Помимо прочего, у Стругацких очень традиционный, очень русский, очень
понятный взгляд на женщину (а понять - значит -...) Либо
мать-сестра-возлюбленная - кроткая и жертвенная, либо "отвратительная
баба". Иногда эта мать-сестра-возлюбленная совершенно ангелоподобна (типа
Рады или Киры), иногда для пущего реализму уснащается бурным темпераментом
(типа Сельмы или Дианы). В принципе это ничего не меняет.
Всякие попытки отойти от схемы (Саджах, например) обречены на неудачу.
Ну, в учебниках будущего не будет раэдела "женские образы в произведених
Стругацких", и что же? Речь только о том, что при таком раскладе женщина
даже не помощница или противница героя - она фон. А что, если все вы,
такие умные, активные, со всех сторон замечательные, не нужны фону? Отсюда
страх, отсюда неприятие в наиболее понятных формах, только чувства у всех
одинаковые ("А вдруг на Земле, как на Тау Кита, ужасно повысилось знанье,
а если и там почкование?"), а степень одаренности - разная.
Отдав долг вежливости мужчинам, можно перейти и к дамам. Тут придется
сразу шагнуть во владения англо-американской фантастики, поскольку ни одна
известная мне приличная русскоязычная НФ-дама на данную тему не
упражнялась. А хочется говорить только о хороших писателях, не делая
скидку по половому признаку. Поэтому не станем касаться однополушарных
авторесс типа Шэрон Грин. Первая персона по нашей части, безусловно,
Урсула К.Ле Гуин. "А она-то здесь при чем?" - спросите вы. А она, не
нарушая, заметьте, привычной схемы "мать-сестра-возлюбленная", значительно
точнее указала на реальную социальную роль женщины. Позвольте еще раз
процитировать общеизвестное: "Интеллектуальная сфера принадлежит мужчинам,
сфера практической деятельности - женщинам, а этика рождается из
взаимодействия этих двух сфер." А во-вторых, она - автор "Левой руки
Тьмы", в пику которой было написано одно интересующее нас произведение.
Речь идет о рассказе Джоаны Расс "Когда все изменилось". Но прежде - о
самой Расс. У нас ее принято считать пламенной феминисткой. В своем
творчестве она и вправду не упускает случая походя пнуть мужскую
гордость. Один ее ранний рассказ с симптоматичным названием "Синий чулок"
(в первом издании - "Авантюристка", что несколько более соответствует духу
сюжета) начинается примерно так: "Всем известно, что первый мужчина был
сотворен из мизинца левой руки первой женщины- и с тех пор у женщины на
левой руке только пять пальцев." В быту же феминизм, похоже, ее, только
забавляет, и сложившаяся в мире ситуация, при всех несправедливостях,
вполне устраивает. (Здесь и далее цитаты из авторского предисловия Джоанны
Расс даны в переводе Алексея Молокина по рукописи). Сам рассказ в его же
переводе опубликован в сборнике "Фата-Моргана 3". Существует также перевод
Игоря Невструева).
"Кажется понятным, что если и должен иметь место стандарт,
устанавливающий необходимость существования двух полов, то он должен быть
именно таким, какой мы знаем, а не противоположным."
Иное дело - литература как род современной мифологии. "В НФ, как и
везде, присутствует мифическое утверждение, что женщины по природе своей
мягче мужчин, менее творческие, чем мужчины, менее развиты умственно, зато
более хитрые, более трусливые, более склонны к самопожертвованию, более
скромные, более материалистичные и бог знает что еще". В действительности
же "все различие состоит в том, что женщины слабее мужчин физически и
рожают детей." По данному поводу вспоминается "Левая рука Тьмы", вызывающая
у Расс некоторые сомнения.
Этот же роман, видимо, и дал толчок к написанию рассказа "Когда все
изменилось"* (получившего, кстати, "Небьюлу" за 1972 г.)

Что мы видим? Нормальное, обычное общество. Не подарок - упоминаются
поножовщина и промышленный шпионаж. Президентская форма правления. Частная
собственность на землю (в рассказе фигурируют фермеры). А в целом -
нормальный, обычный, несколько провинциальный мир. Одна только небольшая
особенность - шестьсот лет назад здесь повымерли все мужчины (то есть
выбран вариант "а"). Но вот планета заново открыта. Реакция мужчин -
радуйтесь, девочки, у вас снова есть мы!
Реакция женщин - глухая, беспросветная тоска. И рука невольно тянется к
Винтовке - (чуть было не написала "к скальпелю"). Но нельзя. Нельзя. Против
лома нет приема. Наступление мужчин не остановить. "Потому что всему
хорошему когда-нибудь неминуемо приходит конец".

Не знаю, вдохновил ли этот рассказ в свою очередь Джеймса
Типтри-младшего на написание повести "Хьюстон, Хьюстон, как слышите?", но
весьма на то похоже. История Элис Шелдон, в свое время капитально
наколовшей американскую НФ-общественность, достаточно хорошо известна, и я
не собираюсь ее пересказывать. Обратимся к повести "Хьюстон..." Там та же
ситуация, что и у Расс, только вывернутая наизнанку. Корабль с
американскими астронавтами в результате космического катаклизма
переносится на несколько столетий в будущее. Тем временем Земля тоже "ушла
лет на триста вперед по гнусной теории Эйнштейна", и корабль стыкуется с
космической станцией, где обитают одни женщины. Ибо опять произошел
вариант "а". И не на Валавэй какой-нибудь заштатной, а на Земле. И что? А
ничего.
Жизнь течет своим чередом - нормальная, полноценная жизнь.
Прогресс, правда, немного замедлился, поскольку население вообще резко
сократилось. Зато воздух чистый, войн нет, как и перенаселения... Да и наука
не стоит на месте - вот, космические исследования продолжаются. Реакция
мужчин - психозы с амплитудой от воинственно-сексуального до
воинственно-религиозного. Реакция женщин - холодный, чисто научный
интерес, смешанный с брезгливостью - надо же, оно еще и разговаривает!

Короче, и мужчины, и дамы согласны в одном - убери мужчину из мира, и
мир не рухнет. Разница только в том, что мужчины утверждают, будто в
качестве подпорки от крушения понадобятся разные формы угнетения, а
женщины - что в принципе ничего не изменится. Ах, да - замедлится
прогресс. Ну так видали мы его, процесс этот, во всех видах.
Что же - женщины тем самым льют воду на мельницу интуитивных мужских
страхов, подтверждая, что те вовсе не необходимы, чтоб существовала
жизнь? "Скрипач не нужен?"

И тут невольно по аналогии с "Улиткой", с которой и начался разговор,
приходит на память другой рассказ Джеймса Типтри-младшего, alias Элис
Шелдон - "Мушиный способ"*. Сюжет - мужчины получают божественное
откровение: женщина - грязь, сосуд греха, всех женщин нужно уничтожить, а
после мужчинам сообщат о новом, чистом способе размножения. И пошло... Тут
уж действительно "во имя идеи уничтожается половина населения" - и не
оставляется на произвол судьбы, а вырезается от мала до велика.

Героиня - вероятно, последняя оставшаяся в живых женщина (ее муж убил
малолетнюю дочь, а затем, в момент просветления, наложил на себя руки),
скитаясь по лесам в ожидании голодной смерти, понимает, что "откровение"
было провокацией хитрых инопланетных захватчиков. Вместо того, чтобы
отравлять вполне приличную планету радиоактивными либо химическими
осадками, не проще ли лишить человечество способности к воспроизведению и
оставить его тихо вымирать? Так вот, она не ищет единомышленниц, не
призывает к сопротивлению, не хватается за скальпель, не мстит бедным
обманутым мужчинам. Она их жалеет. Мы вас жалеем, господа.

Успокойтесь.

*Ориг. назв. "When It Changed."

**Ориг. назв. "Huston, Huston, Do You Reed?," впервые опубликован в
антологии "Aurora: Beyond Eqality", ed. by Vonda N. McItyre and Susan
Janice Anderson (Fawcett Gold Medal, 1976).

***Ориг. назв. "The Screufly Solution."

--------------------------------------------------------------------
"Книжная полка", http://www.rusf.ru/books/: 18.05.2002 14:27

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments