Mary Xmas (maryxmas) wrote in feminism_ua,
Mary Xmas
maryxmas
feminism_ua

  • Music:

Кона спрашивают про мужественность

тут
ответы И.С.Кона на вопросы участников школы 20021. Как бы вы ответили на вопрос, возникший в аудитории: «Что такое мужчина? Галина Брандт

Рассказал бы старый анекдот. В Сухумском обезьяннике настырная женщина спрашивает экскурсовода, указывая на вожака «Это мужчина?» - «Нет, это самец» - «А какая разница?» - «Мужчина – тот у кого деньги». Очень многие мужчины и женщины сегодня думают так же.

2. Существуют ли половые границы формирования половой идентичности у мальчиков? Рубен Погосян


Вероятно, имеются в виду возрастные границы? Лучше говорить не о половой, а о гендерной идентичности. Ее формирование - длительный процесс, который начинается в первые месяцы жизни и заканчивается в юности. Последнее его звено – формирование своей сексуальной идентичности, включая сексуальную ориентацию. Но некоторые люди корректируют свою идентичность и позже. В книге «Мальчик – отец мужчины (особенности развития и социализации мальчиков)», которую я должен закончить в этом году, я подробно рассмотрю соответствующие данные.

3. Есть ли данные по исследованиям психического состояния подростков призывного возраста и как проявляется кризис маскулинности в данном плане? Казарян Гаяне

Очень интересный вопрос. Научных данных я не знаю. Вероятно, для многих это кризисная точка, когда разные критерии маскулинности сталкиваются друг с другом. С одной стороны, уклонение от службы в армии – признак трусости. С другой стороны,
«настоящий мужчина» должен уметь отстаивать свои интересы и не позволять собой манипулировать. Было бы интересно узнать, что об этом думают сами подростки.

4. Возможно ли рассматривать армию как необходимый этап социализации мальчиков? Казарян Гаяне

В традиционном обществе это всегда было именно так. Мужчина – прежде всего воин. Однако это вовсе не обязательно. Кстати, в советское время об армии говорили прежде всего как об институте перевоспитания трудных подростков, заведомо предполагая, что семья и школа неэффективны.

5. Насколько успешно современная школа психологически готовит подростков к службе в армии? Казарян Гаяне

Судя по количеству уклонистов и дезертиров – совсем не успешно. Но может быть дело не в качестве школы, а в том, что армия феодального образца себя изжила. Еще важнее общее состояние общества. В Израиле от службы в армии никто не уклоняется, это морально невозможно. Но там служат не только мужчины.

6. Что по вашему мнению, необходимо предпринять для обеспечения менее болезненного интегрирования подростков в армейский коллектив? Казарян Гаяне

Понятия не имею. Этим должны заниматься армейские психологи.

7. Есть ли стереотипы гомосексуальной любви в поэзии и если есть, то какие? Бистра Бонева
Не понимаю вопроса. Поэзия и стереотипы – вещи несовместные. Что же касается образов однополой любви, об этом много говорится в моей книге «Лики и маски однополой любви» (М. 2003).

8. Как вы считаете, в чем заключается роль мужчин и женщин в постмодернистском обществе? Должны ли мы создавать новые модели, которые придется преодолевать будущим поколениям? Галина Георгиева

Эти роли постепенно перестают быть полярными и взаимоисключающими. Поэтому их невозможно определить. Каждый решает сам за себя. А будущие поколения сами разберутся, что им делать. У них разнообразия будет еще больше.

9. Сушествуют ли исторические традиции, обряды, ритуалы формирования гендерных различий? Речь идет о специальных традициях. Рубен Погосян

Разумеется. Этому посвящена огромная антропологическая литература. Введением в нее может служить моя книга «Ребенок и общество» (1988), обновленное издание которой должно выйти в этом году. Когда это случится, я дам информацию на своем сайте.

10. Если патриархальная культура – культура фаллоса, то на что будет похожа новая культура гендерного равенства, к которой все так стремятся? Какой символ наилучшим образом будет выражать и представлять эту культуру? Бистра Бонева

Мне трудно судить о символах воображаемого будущего. Сама фаллическая символика кажется мне весьма расплывчатой. Я говорил об этом недавно на конференции «Мужское» в традиционном и современном обществе». Прилагаю опубликованные тезисы.

Фаллократия и логократия как альтернативные модели маскулинности
В литературе о маскулинности важное месте занимают оппозиции пениса и фаллоса и фаллоса и логоса. В обыденной речи и в сексологической литературе «пенис» и «фаллос» часто употребляются как синонимы, но в культурологии и психоанализе, особенно начиная с Лакана (1958), они обозначают разные явления. Пенис - реальная часть мужской анатомии, он может иметь разные размеры и формы, тогда как фаллос – нематериальный обобщенный символ маскулинности, власти и могущества, который . всегда должен быть эрегированным, большим и неутомимым. Как и женские гениталии, фаллос имеет репродуктивное, детородное значение, в том числе – космическое. Однако фаллические культы, в отличие от женских, символизируют не столько плодородие, сколько могущество и власть. Эти представления переносятся и на реальный пенис, с размерами которого мужчины ассоциируют не только сексуальные, но и статусные, иерархические различия, которые выражаются в фаллических терминах..
Практически любой архетип противопоставляет мужественность женственности по двум признакам. Во-первых, это пенис / фаллос, которого у женщин по определению нет и быть не может. Отсюда фаллократия (социальное господство мужчин) и фаллоцентризм (универсальное положение фаллоса как культурного обозначающего). Маскулинность везде отождествляется с сексуальной потенцией. «Мужская сила» - прежде всего сексуальная сила, а «мужское бессилие» - сексуальное бессилие. Но мужчина должен быть сильным не только телесно Второй конституирующий принцип маскулинности - разум / логос, рациональное начало, противопоставляемое женской эмоциональности и экспрессивности, отсюда логократия и логоцентризм). Женщина - это тело, чувство, инстинкт, природа, тогда как мужчина - дух, разум, культура, голова. Лакан объединил фалло= и логоцентризм в общем понятии «фаллогоцентризм».
Однако важнейшей референтной группой для мужчины первоначально являются не женщины, а другие мужчины (гомосоциальность), а конституирующие маскулинность начала находятся в постоянной борьбе друг с другом. Мужчина должен быть сексуальным, но одновременно от него ждут господства разума над чувствами, головы над телом, причем главный объект самоконтроля – его собственная сексуальность. Житейскую мудрость типа «Когда член встает, разум остается ни при чем», - можно найти в фольклоре всех времен и народов
Противоречие фалло= и логоцентризма наглядно выступает в древнегреческой культуре в форме конфликта между чувственно-оргиастическим «дионисийским» и рационально-созерцательным «аполлоновским» началом. В греческом изобразительном искусстве это проявляется даже сильнее, чем в философии. Фаллический культ и итифаллические существуют исключительно в культовом или сексуально-эротическим контексте, тогда как в обычных изображениях богов и людей греческие мастера отдают предпочтение “мальчиковым” размерам, наделяя длинными и толстыми пенисами только похотливых и уродливых сатиров.
Оппозиция фалло= и логоцентризма, за которой стоят альтернативные модели маскулинности, существует и в других культурах (образы христианских и буддийских вероучителей, еврейских цадиков и т.д.) В новое время эта оппозиция секуляризируется, но сохраняет нормативное значение. Ее изучение важно не только для истории религии и иконографии мужского тела, но и для понимания вариативных возможностей меняющейся маскулинности.
(«МУЖСКОЕ» в традиционном и современном обществе. Материалы научной конференции (16-18 апреля 2003 г.).

В качестве темы для дискуссии я бы предложил «Феномен маскулинности в пост-советском пространстве: что меняется и куда направлены перемены? »
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments