Mary Xmas (maryxmas) wrote in feminism_ua,
Mary Xmas
maryxmas
feminism_ua

Кто более матери–истории ценен?: Гендерный ответ настенного календаря ("Советская Белоруссия")

http://www.sb.by/article.php?articleID=46221

"Советская Белоруссия", 18 августа 2005г.

Кто более матери–истории ценен?
ШАДРИНА Анна


Гендерный ответ настенного календаря

Какие ассоциации возникают у вас от словосочетания «настенный календарь»? Догадываюсь. Скорее всего, вы сейчас посмотрели на стену над рабочим столом и увидели знойную модель под пальмой на прекрасном пляже. Или автомобиль вашей мечты. Возможно, вы — оригинал и сверяете даты по календарям с изображением химических формул, редких насекомых. Или просто с логотипом вашей фирмы. А слабо по–новому взглянуть на историю нашей страны, поместив над рабочим местом календарь из серии «Женщины Беларуси»? На протяжении многих веков женщины активно вносили коррективы в историю наравне с мужчинами. Но из учебников мы помним только мужские имена. Цель проекта «Женщины Беларуси» — восстановить справедливость и доказать: дамы не только рожали детей и хранили очаг. Они всегда работали, творили и даже воевали. Об этом мы беседуем с автором концепции и редактором Еленой Гаповой.

— Елена Ильинична, издано уже пять календарей в этой серии. Как возникла идея взглянуть на историю нашей страны с женским акцентом?

— Каждый выпуск календаря — это результат работы Центра гендерных исследований. Первый выпуск за 2001 год «Жанчыны Беларусi: шляхi да свабоды» — реализация очень давней идеи рассказать о женщинах, которые были «не такими, как все» в ту эпоху, когда этот их особенный путь требовал огромных усилий и огромного мужества. Все они стремились «дойти до свободы», хотя видели ее по–разному: кто — белорусской независимостью, кто — коммунистической мечтой, кто — еврейской автономией. Из 12 представленных в календаре женщин одна погибла на этапе по пути в сибирскую ссылку, другая — в сталинском лагере, одна расстреляна в НКВД и еще одна — в гестапо; одна провела 20 лет в колымских лагерях, другая сидела в польских тюрьмах, две умерли на чужбине...

— Как вам удалось собрать столько уникальных документов?

— Если бы не историк и журналист Олег Гордиенко, рассказ об этих женщинах вряд ли бы состоялся. Некоторые документы мы находили просто удивительным образом. Например, текст об Эсфири Фрумкиной написала моя приятельница, американская славистка профессор Рошель Ратчилд, а вот фотографии не было нигде. Один архивный работник сказал мне: «А зачем вам Фрумкина? Ее же никто не знает». Я ответила, что вот мы напишем — и будут знать. Странно было это слышать, потому что Эсфирь Фрумкина считается самой известной женщиной в
еврейском революционном движении Российской империи, а если учесть, что еврейское население составляло до 80 процентов городских жителей Северо–Западного края, то это наша история в той же мере, что и национальное возрождение начала века. Я позвонила в Еврейский институт в Нью–Йорке, и там дали ссылку на групповую фотографию — человек 30 и маленькое лицо — с детский ноготь — Эсфирь Фрумкина. Я тогда подумала: какая огромная власть у историка. Мы можем взять любую старую фотографию, любое лицо и сказать, что это Фрумкина, и никто не сможет опровергнуть и не станет даже этого делать. И какое лицо мы сейчас этой женщине припишем — такое, значит, у нее было. А какое было на самом деле — никто ведь уже не знает, очевидно. Второй календарь «Женщины Беларуси: творцы культуры» не состоялся бы без искусствоведов Ольги Баженовой и Татьяны Бембель. Ольга Дмитриевна знает не только экспозиции всех музеев Беларуси, но и их запасники, имена директоров и хранителей. Если бы не ее уникальный опыт, у нас бы не оказалось слайда иконы Розы Парчевской из гродненского Фарного костела, и этой работы, и этого имени не было бы в календаре. Ведь костел находился на реставрации. Благодаря ей мы узнали, что в запаснике Гродненского музея истории религии
хранится икона Святой Евфросинии Полоцкой, написанная деревенской монахиней Нофонтой Калишниковой. Между тем такие работы очень важны, потому что женщина, расписывающая алтарь, — это двойное нарушение канона: ведь женщине даже нельзя к нему приближаться. Когда издание было подготовлено, в нем оказались представлены 12 художниц, работавших в разное время на белорусских землях. Большинство из них писали тогда, когда выход женщины в публичное творческое пространство уже рассматривался как угроза традиционному
социальному порядку. Эти 12 имен — крошечная вершина огромного айсберга, называемого женским творчеством. Издание получило вторую премию на республиканском конкурсе книги.

— Наверняка вам пришлось столкнуться с критикой, если не сказать больше, со стороны представителей «традиционных», то есть мужских взглядов на историю.

— Когда этот календарь был издан, он, с одной стороны, оказался популярным, потому что потребность в новом, нетрадиционном историческом знании огромна. С другой стороны, им многие были недовольны. Одни говорили: «А почему календарь женский? Почему вы не включили героев национального возрождения?» Другие, наоборот, были недовольны включенными именами. Кто–то возражал против личности Веры Хоружей, которая, оставив годовалого ребенка родным, ушла на фронт, написав письмо начальнику Центрального штаба партизанского движения: «В эти ужасные дни, когда фашисты топчут и терзают мою Беларусь, я, отдавшая двадцать лет борьбе за счастье моего народа, остаюсь в тылу, живу мирной жизнью. Я больше так не могу. Я должна вернуться. Я могу быть полезна. У меня большой опыт работы. Я знаю белорусский, польский, идиш, немецкий. Я согласна на любую работу, на фронте или в немецком тылу. Я
ничего не боюсь...»

— Честно говоря, из всей серии мне был наиболее интересен третий альбом «Женщины Беларуси: на личном фронте» с его «супрематическими коллажами», составленными из открыток эпохи НЭПа.

— Действительно, интерес к «межвоенному двадцатилетию», к тому удивительному времени, когда мир разрушался и строился заново, очень велик. Иногда можно услышать, что период НЭПа — это золотой век советской власти. А потом началась индустриализация–коллективизация, и все рухнуло. Между тем 20–е годы — это время огромной женской безработицы и, увы, расцвета проституции. Как известно, это явление возникает тогда, когда у женщин нет денег.


На самом деле идея этого календаря — напомнить, что все проекты переустройства мира, какими бы новаторскими они ни казались — будь то израильские кибуцы, религиозные сообщества, коммуны хиппи или любые другие, всегда требуют одного и того же: решения проблем детства и материнства, то есть детского сада. Объясню почему. Главная проблема в любом обществе — воспроизводство. И решить ее можно только двумя способами. Либо женщина работает дома и растит детей, но тогда невозможна индустриализация. Либо женщина идет работать вне дома. Но тогда государство должно на себя брать заботу о детях. Как ни крути, а все проблемы сходятся к детскому саду. А если еще глубже, речь идет о том, чтобы изменить роль мужчины в семье. То есть чтобы он выполнял свою часть домашней работы.


— Женщины работали всегда. Правда, не всегда вне семейного производства. Хотя, судя по альбому «Статусы и классы», женщины Беларуси давным–давно освоили самые разные профессии.

— Они еще и воевали. Нынешний календарь «Женщины: на линии фронта», разумеется, посвящен юбилею Победы. Его подготовили молодые исследовательницы Елена Хлопцева и Наталья Щербина. Он посвящен теме, непопулярной у военных историков — военной повседневности: на фронте, в тылу, в зоне оккупации. О войне мы знаем очень много и очень многого не знаем. Как жили люди каждый день на оккупированной белорусской земле? Ходили ли дети в школу? Каким был партизанский быт? А женская военная повседневность? Советские плакаты? И что изображалось на немецких агитках, звавших на работу в рейх? В календаре представлены фотографии, плакаты, карты, письма с фронта. Комментариями к ним служат отрывки из интервью, собранные в ходе проекта по устной истории «Женщины, память, война». Эти свидетельства военного времени, редко попадающие в учебники, все еще находятся «на обочине» истории Великой Отечественной. У наших календарей серьезный читатель — преподаватель, исследователь, студент.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments