February 17th, 2005

ass

есть и такое сообщество

feministki
сегодня туда запостили ссылку на Моник Виттиг (классика жанра -- Жещиной не рождаются).
сопроводив это следующей ремаркой:
Моника Виттиг - один из самых ярких представителей радикального феминизма прошлого.

ох.
спайсовая пума

(no subject)

Читая и перечитывая материалы по махновщине, раз за разом натыкаюсь на упоминание о том факте, что махновцы, отступая, предпочитали забирать с собой свои семьи.
На то у них были конечно веские причины, семьи повстанцев не щадили ни белые и красные, и в обозах Повстанческой армии жены/дети оказывались куда в большей безопасности, чем в оккупированных селах.
Но тут же возникает один очень интересный вопрос. А что с этими женщинами было дальше? Особенно, если муж погибал? А если еще и детей не было?
Я, собственно, вот к чему.
В связи с Повстанческой армией часто упоминается Галина Кузьменко, жена Махно ( да и не удивительно, личность она была яркая, в советское время жила в СССР, сохранилась часть ее дневника), но она чуть ли не единственная женщина в армии батьки, чье имя сохранилось « для истории».
Но ведь наверняка были и другие. Вдовы повстанцев, которым уже нечего было терять. Женщины, бравшие шашку или обрез, садившиеся на коня или в тачанку, с одним желанием - отомстить за погибшего мужа, за потерянную семью… И таких же наверняка было немало…
А вот воспоминаний о них нет..Ни единого…
Я почти уверена, что такие женщины были, и что до сих пор живы их родственники или потомки.
Но почему-то никто их историков и публицистов, занимающихся историей Махно и его армией, так и не удосужились их разыскать.
А жаль, такая интересная тема.