April 28th, 2005

альонушка

Фантастика, как трибуна феминизма - кусочек интервью

Писатель. Мужчина. Феминист?
Так кто же такой Александр Зорич – мужчина или женщина? Скажем прямо – скорее мужчина. И Дима и Яна признают, что у них обоих мужской стиль письма. Ловлю себя на мысли, что, чем больше мы беседуем, тем сложнее мне воспринимать их отдельно, хочется сказать – он, Александр Зорич. Един в двух лицах. И представляется, что zorich - демоверсия дуалистического принципа абсолютной гармонии Инь-Ян.
«Да, - говорит Зорич (Дима? Яна?). - Всегда есть Инь и Ян. Но они меняются местами и в разных ситуациях принадлежат разным людям. В этом весь юмор!»
Однако у писателя-фантаста Зорича есть еще одна интересная особенность. Он – феминист. Яна долгое время сотрудничала с журналом «Гендерные исследования», который издает Харьковский центр гендерных исследований. Писала статьи, участвовала в проектах, много переводила – популяризировала классиков феминизма. «На мой взгляд, феминизм очень актуален на пост советском пространстве. Тот стереотип, что феминизмом занимаются женщины, у которых что-то не в порядке с личной жизнью и с работой, в моем случае совсем не верен, так же как у 99 процентов сторонниц этого движения. У нас феминистки - это женщины, у которых как раз все в порядке и которые хотят, чтобы и у других тоже было все хорошо. Потому что им их жаль». Дима добавляет, что Яна воплощает собой «положительный феминисткий пример красивой, хорошо социализованной успешной женщины, которая занимается любимой работой - сложной, интеллектуальной». Яна очень быстро поставила себя в коммьюнити фантастов, как равноправный коллега среди мужчин. Но ей для этого пришлось приложить много усилий – видя красивую девушку на собраниях, все принимали ее за чью-то жену, а не за самостоятельного автора.
Ушла ли Яна из феминизма, занявшись профессиональным писательским трудом? Миссия завершена? «Да нет. Миссия, как раз, только начинается! Потому что у меня теперь трибуна еще больше, чем была в журнале. И у меня теперь больше возможностей продвигать идею феминизма».
А ведь и правда - чем не трибуна для феминизма? Фантастика.