June 28th, 2010

warrior

в продолжение темы про Конго

очередной перевод от sadcrixivan:
Лиза Шэннон «Нет, сексуальное насилие – это не “часть чужой культуры”»

...мы, в западных странах, часто считаем, что проще воспринимать изнасилование как приемлемую часть незнакомой культуре, вместо оружия войны, которое мы обязаны помочь уничтожить. Очень часто врагом представляются все конголезские мужчины, а не только мужчины с оружием, которые терроризируют мирных жителей. Представляя хаос и насилие как «мужчины против женщин» или игнорируя их как «часть культуры», мы наносим несправедливое оскорбление конголезским мужчинам. Вместо помощи, мы посылаем скрытое оскорбление: Жаль, конечно, ну, что же поделаешь… такие уж там люди.
[...]
Такого не происходило в Конго до войны, как и в любой другой стране. Война приносит разгул сексуального насилия. Ополчение и конголезские солдаты в равной степени используют сексуальное насилие как оружие. Сексуальное насилие стало процветать на разоренном войной востоке страны. Это не делает изнасилования частью культуры. Это лишь значит, что их стало проще совершать. Есть разница.
[...]
СМИ, сотрудники гуманитарной помощи и активисты в равной степени не рассказывают истории о конголезских мужчинах, которых убивали за то, что они отказывались насиловать. В интервью с сотнями женщин я слышала бесчисленные истории о мужчинах, которые буквально соглашались на пулю в голову, чтобы не насиловать свою сестру, мать или ребенка. В Бараке, одна пострадавшая рассказывала: «Они пытались заставить моего старшего брата изнасиловать меня. Он отказался, и они его убили. Потом они изнасиловали меня».

Описание насилия в Конго как «части культуры» не просто оскорбительно. Оно очень опасно.
be_mine

очень правильный текст про гнев

svollga:
В западной риторике вокруг дискриминации и привилегии есть такое понятие, как anger. Переводится на русский в зависимости от контекста как гнев, ярость, злость, раздражение, жгучая боль.
Понятие это четко выражет одно из состояний, которое вызвает дискриминация у ее объектов - когда ты чувствуешь, что тебя систематически не считают за человека, или считают, но только за человека второго сорта, когда тебе каждый день нужно доказывать свое право на то, что другим достается просто так, когда приходиться постоянно быть готовым к опасности только потому, что ты тот, кто ты есть... как тут не злиться? Не преисполняться гнева и ярости?
Я не видела, чтобы в русской риторике это понятие использовалось, и тем более - использовалось успешно. Если человек проявляет ярость, гнев и злость по поводу той несправедливости, с которой сталкивается, его стремятся осадить - мол, нечего истерить и психовать, говори нормально и вежливо, объясняй рационально, не дави на эмоции... Это, кстати, тоже системное проявление дискриминации и привилегии: от дискриминируемой группы ожидают рационального поведения, постоянного объяснения привилегированной группе, почему они не верблюды, вежливости и прочих танцев вокруг привилегированной группы. При этом привилегированной группе прощаются даже самые очевидно эмоциональные, иррациональные и агрессивные выходки.


там у неё дальше текст, но я хочу остановиться на этом фрагменте. когда ты видишь несправедливость, когда ты испытываешь несправедливость -- и никак на неё не реагируешь, то это чувство грызёт тебя изнутри.
выражать свой гнев не просто необходимо -- чтобы поставить в известность о несправедливости тех, кто её не видит и не испытывает.
это жизненно важно, чтобы он не выжег тебя изнутри.
для феминисток это справедливо -- и пусть непонимающие говорят, что феминистки злобные гарпии.
лучше честный гнев, чем покорность или лицемерие.