December 11th, 2010

Щирий баклажан

Ассандж, WikiLeaks и изнасилование по-шведски

Читал эту историю тогда же, когда она произошла. Но тогда ещё мало кому был известен Ассандж, равно как и его "Викиликс".  Сегодня он схвачен и готовится к высылке в Швецию, где его ждёт суд за изнасилование (в советское время по этой статье проходило немало диссидентов; советская власть нередко пользовалась и статьёй за мужеложство).

Что такое "изнасилование по-шведски", и как при помощи победы феминизма можно давить инакомыслие, рассказывается здесь:

"Швеция - страна победившего феминизма, и там под изнасилованием понимают совсем не то, что вы думаете.

Сама история двойного изнасилования по-шведски складывалась так. В середине августа тридцатилетняя Анна Ардин, партийная активистка районного масштаба, которая организовывала визит Ассанджа в Швецию, пригласила нашего героя на традиционное раковое пиршество. Поедание членистоногих - любимое занятие шведов в это время года, когда они надевают фартуки – чтобы можно было не беспокоиться о чистоте манишек, поварские колпаки на голову, пьют пиво с пряной водкой - аквавитом, веселятся, поют застольные песни и закусывают раков сыром. Как правило, это большие и шумные мероприятия. После раков Ардин и Ассандж отправились к ней домой, и приятно провели время.

Через день-два Ассандж отправился выступать в соседний городок, где им занялась знакомая Анны Ардин, фотограф София Вилен, 26 лет от роду. Она долго оказывала ему знаки внимания, предложила отправиться с ним в гостиницу, а потом привела к себе домой. Поутру Ассандж поехал дальше, пообещав позвонить. Но, как в анекдоте про гориллу, он не звонил и не писал. Тогда София позвонила Анне, девушки сличили показания, и пришли к выводу, что они не того хотели. Они хотели трахнуть Ассанджа, а оказалось, что это он их трахнул. Их обиду можно понять – им хотелось стать его судьбой, а они оказались мелким приключением. Русская женщина – если уж она, дура, оказалась в таком переплете – дала бы дон-жуану пощечину и порыдала в подушку. А молодые шведки отправились в полицию.

Там они пожаловались. Он-де их ввел в заблуждение. Такая быстрая смена партнеров – это обман, а обман – это изнасилование. И еще на каком-то этапе он не воспользовался презервативом, или он у него слетел. Они потребовали у него пойти в вендиспансер провериться, а он только отмахнулся. Они сами пошли проверяться, и оказались здоровы, но ведь могло бы быть и по-другому. В России, наверное, этих женщин даже не поняли бы, сказали бы им: «силу он применял? Нет. Легли с ним в постель добровольно? Да. Он вас заразил? Нет. Причем же тут полиция?» Но в Швеции дежурная женщина-прокурор по звонку из полиции немедленно выписала ордер на арест «насильника».

Хотя по шведскому закону это должно было оставаться в тайне, в то же утро история выплыла на первые полосы «Экспрессен». Главный прокурор – тоже женщина – отменила ордер на арест и закрыла тему об изнасиловании. Но девушки наняли крутого адвоката, известного своим гендер-активизмом. Тот потребовал через суд заново открыть дело об изнасиловании. Когда его спросили, почему сами девушки не считали, что их изнасиловали, он ответил: «Они же не юристы»."