December 29th, 2010

Wayne_George_turtle_t

Про людей года: Сандра Буллок

Рассказ про эту актрису надо начать с того, что она БУллок, а не БАллок, как у нас почему-то все многие говорят. Буллок (bullock) -- это по английски бычок (или кастрированный бык). И бык (bull), и бычок -- слова очень старые и произносятся по-старому, почти "как пишется, так и слышится". В этом можно удостовериться заглянув в словарь, вот, например: bullock Звук "у" в этом слове не совсем наше привычное, чуточку растянутое "у", а короткое, резкое, но всё-таки "у", а не "а". Ну, или ещё проще -- можно послушать как объявляют Сандру разные ведущие на этом ролике. А вообще тут знаменитая Барбара Уотерс представляет её, как одну из десяти самых потрясающих людей уходящего года:

Sandra Bullock - 10 Most Fascinating People 2010

А вчера этот же журнал объявил её женщиной 2010 года:


У Лабазова про неё можно прочитать вот здесь: Happy birthday, Sandra Bullock!. А я под катом поумничаю на тему вклада Сандры Буллок и некоторых её героинь в дело феминизма (а то стала бы я писать про голливудскую актрису? :)) Collapse )
lakshmi

(no subject)

Тем, с кем ты идентифицируешься, ты будешь делать только добро (что бы не случилось)

"И все таки меня мучает вопрос: ну почему женщины
в массе своей не обладают такой ущербностью психики
- желанием унизить, подчинить, "поставить на место", "повелевать"?
Или женщины делают это камерно в своих семьях
и "более другими" способами?"

Скептически обменявшись мнениями на тему возможности освобождения ,я прочитала -- как нельзя кстати -- у svollga пост, в котором речь идет о тесте Бехдель в его очень интересном варианте - схеме оценки гендерного равенства в художественных произведениях.
"Тест Бехдель" появился в 1985 г в комиксе Alison Bechdel :

Этот тест оценивает медийную продукцию (прежде всего, кинофильмы и ТВ программы) по трем критериям:
- в кинофильме (книге/программе и т.д.) есть как минимум две женщины, у которых есть имена собственные
- эти женщины разговаривают друг с другом
- тема их разговора - не о мужчине/ах.

Развивает тему теста Бехдель: Standards for gender equity in TV shows (с учетом современных выкрутасов, ведь закон Лампедузы "Измениться так, чтобы всё осталось на своих местах" - универсален и действует в масс медиа точно так же, как в экономике или политике).
Уровень 1. Женщин-протагонистов нет. (Второстепенные персонажи не считаются, за исключением шоу, в котором только один протагонист - и то со скрипом.)
Уровень 2. Только один женский персонаж.
Уровень 3. Много женских персонажей, главных и второстепенных, но мало что рассказывается с их точки зрения. Недостаточно просто показывать женщин, нужно признавать, что они (их точка зрения, их история) так же интересны, как мужчины.
Уровень 4. Много женских персонажей, истории рассказываются с их точки зрения, но и персонажи, и истории набиты стереотипами.
Уровень 5. Много женских персонажей, история с их точки зрения и не стереотипные, но у них нет самостоятельной и активной роли и цели в сюжете. Часто женщины в сюжете только реагируют, выполняют приказы, следуют за мужчинам, делают второй ход.
Уровень 6. Много женских персонажей, истории с их точки зрения и не стереотипные, у них есть собственная роль и цель и сила в сюжете, но они лишаются их из-за виктимизации и/или смерти. Их берут в плен, обманывают, лишают способностей, убивают, и они не могут выполнить свои планы, или эти планы выполняют за них мужчины.
Уровень 7. Много женских персонажей, истории с их точки зрения и не стереотипные, у них есть собственная роль и цель и сила в сюжете, которые у них не отбирают, но у них нет отношений с другими женщинами.


Отсутствие гражданского полноправия женщин прежде всего строится из отсутствия символической репрезентации женщин, отсутствия символического пространства, которое не было бы андроцентричным. Женщины не имеют средств (в первую очередь языковых) для того, чтобы мыслить самих себя. Женщины репрезентируют самих себя как мужчин, психологически и интеллектуально идентифицируя себя -- и собственные интересы -- с мужчинами.
Женской групповой, коллективной идентичности, как таковой, на сегодняшний день не существует, она заменена на стереотип (и о том, чтобы так было впредь, заботливо следит как раз медийная индустрия). Отсутствие идентичности приводит к социальному стокгольмскому синдрому, который я называю Идеологией Любви, когда анонимная подчинённая группа - женщины - индивидуально и коллективно проявляет следующие поведенческие характеристики:
  • благодарность в отношении доминантной группы (за любой высер)
  • невозможность чувствовать гнев и/или возмущение в отношении доминантной группы, извиняющая рационализация
  • положительное восприятие членов доминантной группы
  • уверенность в том, что "открытая дверь еще не означает, что дверь открыта": необходимость и потребность в получении разрешения/одобрения/поощрения к действию со стороны доминантной группы
  • воздержание от действий, могущих нанести вред доминантной группе не из боязни репрессий, а из "солидарности"; предпочтение категоризации "МЫ"/"НАШ" и избегание категоризации "Я/МОЙ"
  • доминантная группа представляется  ИСТОЧНИКОМ БЛАГ, "мудрым руководителем" и "защитником", а призывающие к несогласию - внешним врагом, покушающимся на "привилегии подчинения"
  • интериоризация идеологии доминантной группы
  • отказ от неповиновения, принятие стороны доминантной группы в случае открытого конфликта.
Именно поэтому деконструкция (частичная) традиционных схем, например, в экономике, без деконструкции символических систем, привели сегодня к тому, что женщины по-прежнему работают на мужчин - в сфере производства и в домашней сфере.