November 18th, 2011

Неожиданно случилась печалька

у русскоязычной социальной группы "мужчины": в обществе стали (где больше, где меньше) говорить об их ответственности в возникновении и поддержании культуры насилия, в которой мы вынуждены жить. Разговоры об ответственности не нравятся, прежде всего, потому что указывают на уменьшение реальных "квот власти" наших гегемонов, на уменьшение возможностей осуществления власти, - отсюда эмоциональное реагирование "несправедливо заподозренных" и "оговорённых". При том старательно игнорируется тот факт, что самые откровенные, прямые и недвусмысленные "оговоры" исходят именно от мужчин.

Вот, например, что говорит Майкл Уайт о практиках насилия:

1) культура насилия постоянно вербует людей, которые будут ее воспроизводить. каждый из нас в той или иной степени завербован этой культурой, и иногда страдает от насилия, а иногда – воспроизводит его. Культура насилия создает контекст, в котором всегда есть возможность обучиться практикам насилия.

2) насилие есть форма притеснения, т.е. лишения людей доступа к ресурсам, внешним и внутренним, которые позволили бы людям жить свою жизнь предпочитаемым образом.

3) прекратить осуществлять насилие может только тот, кто его совершает. Тот, кто подвергался насилию, может только вырваться из-под власти насилия, но не прекратить его; это вообще не их ответственность. Дети, которых насилуют взрослые, не должны, будучи детьми, брать на себя ответственность за изменение практик насилия. Им и так хватает забот. Пострадавшие от насилия могут прекратить замалчивать свое страдание и последствия насилия.

4) Отдельный человек, осуществляющий насилие, не может его прекратить; однако будучи частью сообщества, люди могут изменить существующие культурные практики, способствующие насилию. Например, если мы говорим о насилии мужчин над женщинами, изменить эту ситуацию может сообщество мужчин, включающее в себя как тех, кто совершал насилие, так и тех, кто не совершал.

5) Сообщество тех, кто противостоит насилию, должно не быть расколото на клики по признаку совершения насилия. Ответственность за изменение практик притеснения должны брать на себя все те, кто относится к привилегированной/притесняющей группе.

6) Ни одного человека практики насилия не захватывают полностью. Всегда есть какие-то практики насилия, в которые человек отказывается быть завербованным. Всегда есть какие-то островки в жизни человека, где культура насилия имеет меньше влияния. Важно их развивать, чтобы у человека была надежная территория идентичности, свободная от насилия, на которой он мог бы обосноваться, чтобы изменить свое поведение.
Оригинал записи в журнале Дарьи Кутузовой