May 29th, 2012

я

29 мая 1909 года родилась Янина Жеймо.



В 1939 году Янину Жеймо была награждена орденом «Знак Почета», и незадолго до войны на съемках одного из первых звуковых фильмов «Моя родина» она познакомилась с режиссером Иосифом Хейфицем. Между ними завязались отношения, и режиссер стал вторым мужем актрисы. Когда началась война, Хейфиц вместе с детьми выехал в Ташкент, а Янина Жеймо осталась в Ленинграде, где пережила блокаду. В составе одной из концертных бригад «Ленфильма» Янина выступала в госпиталях и парках перед ранеными и ленинградцами, а по ночам дежурила на крыше, гася зажигательные бомбы. Она также была знакома с Зощенко, научившим ее гадать на картах, ее дом был открыт для друзей даже в такое страшное и непростое время. В конце 1942 года Янина была эвакуирована в Ташкент, куда после переезда нескольких киностудий переместилось кинопроизводство. «Гитлер сделал одно доброе дело - я похудела», - шутила Жеймо. Но встреча с Хейфецем была нерадостной. Пока поезд ехал до Средней Азии, Хейфицу сообщили, что в дороге Янина погибла во время бомбежки, и в его жизни появилась другая женщина. Янина не смогла простить мужу измены, и к Хейфицу не вернулась. Янина Костричкина рассказывала: «В начале Великой Отечественной войны нас с братом Юликом, которого мама родила от Хейфица, эвакуировали из Ленинграда в Алма-Ату. А мой отчим отправился со съемочной группой сначала в Монголию, а потом в Ташкент. Мама осталась в блокадном городе: днем снималась, вечером дежурила на крыше студии. Ей постоянно предлагали покинуть город на самолете. Но она долго не соглашалась - дескать, это не по-товарищески. Наконец собрали группу сотрудников «Ленфильма» - друзей матери, и они вместе отправились в эвакуацию. Мама взяла с собой увесистый чемодан, набитый вещами мужа, и поспешила к нам. Добиралась несколько месяцев. А в Алма-Ату тем временем пришло страшное известие, что тихвинский эшелон, на котором ехали артисты, разбомбили. Узнав об этом, Хейфиц тут же обзавелся новой женой Ириной. Когда маме рассказали про это, она была потрясена до глубины души».

Жеймо поначалу не подавала виду, что разрыв с мужем для нее - огромная трагедия, но в результате слегла с тяжелой депрессией. Она забывала буквы, не узнавала знакомых, не понимала, где находится. Ей помог специалист, который выдал ей пузырек с микстурой и убедил, что, если постепенно выпить все капли, болезнь отступит. Так актриса и сделала. Когда бутылочка опустела, Янине стало гораздо легче, а врач признался ей, что это было вовсе не лекарство, а обычная вода из-под крана. Янина Костричкина рассказывала: «Но не только это вернуло маму к жизни. Ей очень помог режиссер Леон Жанно, ее давний приятель, который все это тяжелое время был рядом. В благодарность мама вышла за него замуж».

Особую роль в выздоровлении Янины сыграли съемки в фильме «Золушка». Верный поклонник необычайного таланта Жеймо сценарист и кинодраматург Евгений Шварц предложил режиссеру «Ленфильма» Надежде Кошеверовой снять картину по сказке Перро, главную роль в которой должна сыграть именно Янина. Кошеверова и сама хотела помочь актрисе, так как не раз видела грустную Янину, сидящую в неосвещенном коридоре киностудии с сигаретой во рту и потерянным взглядом.

 

Рассказ о биографии Янины Жеймо и передача из цикла «Мой серебряный шар» на сайте «Чтобы помнили».