March 10th, 2013

Синдром плеканої безпорадності: чому дурепи таки самі винні

Час від часу в спільноті трапляються записи, присвячені темі зґвалтування. Здавалось би, підхід мав би бути таким, як і у випадку інших злочинів: аналіз типових загроз і пропозиція стратегій поведінки, які дозволять максимально убезпечитись від ризику. Однак в багатьох записах спостерігається суттєво відмінна картина, причому кричуща апологія безвідповідальності просто дивує. Проілюструю це на прикладі недавніх записів, хоча й у багатьох попередніх можна знайти схожі риси.

Collapse )

Проблема ложных заявлений о сексуальном насилии

Оригинал взят у void_hours в Проблема ложных заявлений о сексуальном насилии
При любой попытке обсуждения проблемы сексуального насилия приходится постоянно сталкиваться со всеобщей убежденностью в повальном характере проблемы ложных заявлений об изнасиловании. Перевод статьи, приведенной ниже – попытка хотя бы отчасти развеять существующие мифы и дать более точное представление о том, что представляют из себя ложные заявления на самом деле. Эта статья была написана по заказу Исследовательского института американской прокуратуры (American Prosecutors Research Institute) и предназначена для работников прокуратуры, ведущих дела о сексуальном насилии. Она написана на основе текста лекций, разработанных К. Лонсвэй и Дж. Арчембо для курсов профподготовки работников полиции и прокуратуры, а также работы Д. Лисака, посвященной проблеме распространенности ложных заявлений. Полный текст статьи на английском можно найти здесь.

Предупреждение: в связи с ограничениями, накладываемыми русским языком, предсталяется невозможным употребление нейтральных слов и окончаний глаголов, которое бы позволило генерализировать пол лица, совершившего насилие и жертвы. Учитывая вполне очевидные закономерности, характерные для данного вида преступлений, в переводе этого текста жертва будет описываться как женщина, а преступник как мужчина, хотя в реальности возможно и другое.

Все выделения в тексте мои – void_hours


Проблема ложных заявлений о сексуальном насилии: Движемся к успешному расследованию и судебному процессу по делам сексуального насилия, совершенного знакомым жертвы

Доктор Кимберли Эй Лонсвэй (Kimberly A. Lonsway), сержант (в отставке) Джоанна Арчембо (Joanne Archambault), доктор Дэвид Лисак (David Lisak)

Проблема ложных заявлений является, возможно, одним из наиболее серьезных препятствий в деле расследования и успешного судебного процесса по делам, возбужденным по заявлению о сексуальном насилии, особенно в случаях, когда преступник знаком с жертвой. Мы начнем данную статью обзором исследований частоты ложных заявлений и затем перейдем к обсуждению некоторых проблем, ставших источником распространенных в обществе представлений и заблуждений относительно этого вопроса.

Какой процент заявлений о сексуальном насилии является ложными заявлениями?
Collapse )

ass

к вопросу о внутренней мизогинии и узурпации феминистского дискурса

Originally posted by maryxmas at к вопросу о внутренней мизогинии и узурпации феминистского дискурса
перепрошую, з технічних причин цей пост буде російською

по мотивам происходящего в сообществе feministki последние несколько недель.

помнится, пару лет назад я в этом сообществе уже писала на эту тему:
про формы неприятия

то, что я вижу в сообществе сейчас -- это продолжение той самой тенденции.
и ключевой конфликт в ней -- на самом деле, не про мужчин совсем.
он -- про то, кто определяет, какой феминизм правильный.
и чей опыт заслуживает внимания и проговаривания. т.е. про узурпацию феминистского дискурса.

если у меня в жизни есть опыт не только сексуального и физического насилия со стороны мужчин, но и опыт бескорыстной заботы, помощи и поддержки с их стороны, и я отказываюсь его игнорировать в угоду чьей-то непротиворечивой картине мира, где мужчины -- абсолютные хищники и поработители -- значит ли это, что я "яйцезащитница" и у меня "ложное сознание"?
если я делю постель, холодильник и роутер с мужчиной, который мне не только сексуальный партнёр, но и лучший друг -- значит ли это, что меня нужно чмырить, потому что "мойнетакой"?

мои взгляды уже достаточно давно являются радикально-феминистскими.
и тут стоит отметить, что радикальный феминизм и сепаратистский феминизм -- хоть и близкие, но всё равно отличающиеся позиции.
радикальный феминизм -- это позиция, которая исходит из того, что партиархат существует не только на уровне правительства, но и на уровне каждой отдельной семьи и каждой отдельной головы. и уже в силу этого с ним можно начинать бороться в каждой отдельной голове и в каждой отдельной семье.
сепаратистский феминизм предлагает вести дела и устанавливать близкие (и всякие другие) отношения только с женщинами. сепаратистки в своём праве. но из-за того, что они выбрали такую позицию, моя позиция не становится ни ложной, ни порочной.
она - ДРУГАЯ.

и феминизм, по факту, не про то, кто сильней обличит мужчин или кто сильнее их унизит картинкой или текстом. (потому что тогда он снова получается в первую очередь про мужчин)
феминизм -- про важность женского опыта. про принятие и признание опыта других женщин.
про солидарность.
а обливание других женщин говном -- это не проявление солидарности. это проявление (и потакание) внутренней мизогинии под прикрытием САМОГО ПРАВИЛЬНОГО ФЕМИНИЗМА. потому что легче всего возвыситься, пиная тех, кого воспринимаешь ниже себя. и запрещаешь давать им сдачи, потому что они неправильные феминистки. нетакие. непросвещённые.

нет, я могу понять, откуда это берётся. когда вырастаешь в патриархатном мизогиническом обществе, выдавить мизогинию из себя сложно и больно -- потому что для начала надо признаться самой себе, сколько всякой дряни у тебя внутри.
и эта боль, и этот гнев нормальны -- угнетённые имеют право ненавидеть угнетателей.
но не стоит винить в них других женщин. как и требовать ломать свою жизнь и бросать её на алтарь борьбы за светлое будущее. это мы уже проходили, это не работает.
борьба бывает разной, и что окажется более действенным и важным, мы увидим только много времени спустя -- если увидим.

позволю себе цитату из книги, которую я сейчас перевожу (книжка американская, поэтому своя специфика):

феминистская идентичность развивается в пять этапов:

Этап 1: Пассивное принятие. На этом этапе женщина пассивно принимает традиционные гендерные роли и дискриминацию и не ставит под сомнение ни то, ни другое.
Этап 2: Открытие. На этом этапе, причиной которого может быть кризис или обучение на курсе женских исследований, женщина ставит под сомнение гендерные роли и сексизм. При этом она часто ощущает сильный гнев и негативно относится к мужчинам.
Этап 3: Включение. Женщина возрождает в себе ощущение связи с другими женщинами и получает от них поддержку и силы.
Этап 4: Синтез. Женщина находит в себе позитивную феминистскую идентичность и выходит за ограничения гендерных ролей. Она больше не обвиняет мужчин как группу, а оценивает мужчин каждого отдельно.
Этап 5: Активная заинтересованность. Феминистская идентичность консолидируется, и женщина берётся за активную деятельность для освобождения общества от сексизма.


феминизм как теория и практика ставит во главу угла опыт женщин, их знания и потребности.
а значит, это опыт не только белых гетеросексуальных женщин среднего класса с образованием и работой -- но и опыт женщин из меньшинств, женщин-мигратнок, женщин с инвалидностью, женщин-лесбиянок и бисексуалок, и траснгендерных женщин, и матерей, и бездетных, и чайлдфри, и образованных, и необразованных, и политикинь, и домохозяек, и проституток, и проданных в рабство.

зы.
повторюсь.
я не защищаю мужчин. я защищаю женщин.