March 16th, 2013

Что это значит, быть изнасилованной

void_hours: Несмотря на то, что тема сексуального насилия регулярно поднимается и обсуждается в феминистских сообществах, практически все статьи на эту тему являются аналитическими разборами культуры изнасилования, или новостными сообщениями, или другими информационными материалами. И это все хорошо и прекрасно – об этих вещах необходимо знать и говорить. Однако, на мой взгляд, в русскоязычном интернете нам очень не хватает рассказов от первого лица (что вполне понятно – те немногие посты с рассказом об опыте перенесенного сексуального насилия, которые мне доводилось читать в рунете, заканчивались показательным побиванием камнями осмелившейся заговорить), которые вводили бы в контекст реальной динамики насилия и помагали лучше понять многие аспекты этой проблемы, которые очень мало обсуждаются - почему жертвы редко сопротивляются, почему они практически никогда не заявляют в полицию и вообще, что это такое – травма и стигма изнасилования - от лица тех, кто знает об этом лучше, чем кто бы то ни было.
В данный момент информационное поле захвачено людьми, сильнейшим образом, хоть и не всегда осознанно, идентифицирующими себя с насильниками. И мне бы очень хотелось, чтобы эта тенденция изменилась.


Оригинал взят у void_hours в Что это значит, быть изнасилованной
Перевод поста из другого блога, оригинал находится здесь. Большое спасибо frau_zapka за прекрасную редакторскую работу.

Предупреждение: возможны триггеры (описание изнасилования), обсценная лексика, эмм.. злоупотреблением caps lock’ом, наверное.

Когда-то давно я пообещала себе, что если когда-нибудь стану жертвой изнасилования, то буду писать об этом каждый божий день. Я представляла себя врывающейся в офис издательства с требованием предоставить мне еженедельную колонку. «Я говорю за тех, кто лишен голоса», - сказала бы я им с благородной убежденностью, и мои повязки и синяки говорили бы сами за себя. Спокойно, но настойчиво я бы привела им статистические данные и сказала, что каждый выпуск будет моментально сметаться с прилавков: «Вы же знаете, что это так». Вот какой храброй я была в колледже. В своем воображении.

Так много жертв хранят молчание, думала я. Но я не покладиста. Я не тиха. И если я страдаю, остальные будут страдать со мной. Слишком много людей – мужчин, женщин, детей, родителей – позволяют себе роскошь неведения. Они заслужили эту роскошь не больше, чем я заслужила роскошь забвения. Такого не бывает, такое случается нечасто. Это было не так, это было не так уж ужасно. Такое не происходит с твоими знакомыми, это не может сделать кто-то из твоих знакомых. Они на такое не способны.

В своем самодовольстве я была уверена, что присущее мне чувство справедливости, гнев и несгибаемая сила воли придадут мне силы, которой лишены другие девушки, мягкие и бесконфликтные. Я считала себя совершенно другой. Со мной это так просто не пройдет. Уж я-то не буду молчать.
Collapse )