March 24th, 2015

Як ґендерні стереотипи впливають на наукові гіпотези

Вплив ґендерних стереотипів на наукові дослідження заслуговує на окремі серйозні штудії, а це лише маленький приклад.

Оригинал взят у freya_victoria в Як ґендерні стереотипи впливають на наукові гіпотези
"Т. Дикон (как и многие другие) полагает, что именно необходимость договора самки с самцом по поводу дележа мяса явилась одной из главных движущих сил глоттогенеза.
В рамках гипотезы Дикона гоминиды-самцы предстают эгоистами, которые, добывши мясо, стремятся съесть его сами, не делясь с самками, самки же, будучи заняты выращиванием потомства, не могут принимать участие в охоте, поэтому вынуждены изобретать изощренные коммуникативные средства для того, чтобы уговорить самцов поделиться. Но на самом деле картина, скорее всего, была не так страшна: даже у шимпанзе самцы делятся мясом с дружественными самками (хотя в большей степени практика дележа пищи именно между самцами и самками развита у бонобо). Исследователями “отмечаются различные варианты дележа мясом”— “учитывая разную степень альтруизма и добровольность действий обладателя мяса”. В наиболее насильственном варианте более сильные особи просто отбирают добычу у более слабых, но это далеко не единственная возможность. Другие особи могут подбирать оброненные обладателем мяса кусочки, могут просто взять у него часть еды (хозяин мяса при этом не делает попыток ни помешать, ни помочь им в этом). Есть и более активные способы дележа: когда другая особь берет часть мяса, обладатель лакомого кусочка может делать поощряющие движения, а может даже самостоятельно отрывать от мяса куски и предлагать их другой особи. И, наконец, отмечены случаи дарения, когда удачливый охотник добровольно отдает другой особи большую часть имеющегося у него мяса. И все это, заметим, совершенно без участия языка. Кроме того, “у приматов, в частности шимпанзе, имеются хорошо развитые навыки групповой охоты”— и это несмотря на то, что “кооперация при охоте и дележ у шимпанзе не играют значительной роли для выживания отдельных особей или группы в целом”. Кроме того, самки — даже у шимпанзе — могут охотиться и сами."

Ще про самиць та полювання:
"Впрочем, жить в саванне могут и шимпанзе — существует сообщество этих обезьян, обитающее в Фонголи на юго-востоке Сенегала. Эти шимпанзе выглядят более “прогрессивными”, чем их лесные сородичи. Так, они используют пещеры для защиты от дневной жары (но не для ночного отдыха). Они изготавливают “копья” (длиной от 40 до 120 см) для охоты на галаго (мелких полуобезьян, ведущих ночной образ жизни). Заметив дупло, где, по ее предположению, может спать галаго, обезьяна отламывает ветку, очищает ее от сучков и листьев (а иногда и от коры), заостряет конец и несколько раз быстро тыкает ею в дупло. Если на вытащенном “копье” обнаруживаются следы крови — можно лезть за убитой добычей. Любопытно, что особи, охотящиеся с копьями, — это самки, а не самцы: самцы достаточно сильны, чтобы при необходимости добыть мясо “голыми руками”."

Тобто, під впливом заморочок про "чоловіків-добувачів" науковці висувають гіпотези, які не мають ніякого відношення до реальності... Те, що самиця сама могла полювати та навіть виготовляти для цього знаряддя, а не тільки випрошувати м'ясо у самця, просто не спало на думку. Ну як це можливо, насправді? :D А в шимпанзе виходить :)


Светлана Бурлак "Происхождение языка. Факты, исследования, гипотезы"