Mary Xmas (maryxmas) wrote in feminism_ua,
Mary Xmas
maryxmas
feminism_ua

Category:

Психоаналитический феминизм

Психоаналитический феминизм сформировался из переосмысления фрейдизма и развития некоторых идей радикальных теоретиков о сексуальности, материнстве и отцовстве. Главная заслуга Зигмунда Фрейда (1856 – 1939), автора теории психоанализа, заключается в том, что он привлек внимание общества к проблеме сексуальности, сделав объектом изучения, то, что до этого наука обходила стороной. Он исследовал процесс становления сексуальности, начиная с детского возраста, выделяя и характеризуя основные этапы ее развития. Cексуальность он связывал с понятием «либидо» – сексуальным влечением.


Либидо не делится на мужское и женское – оно едино и проявляет себя достаточно активно. Однако в процессе взросления либидо подавляется различными общественными ограничениями и комплексами, которые формируются по-разному у мальчиков и девочек (у мальчиков – комплекс Эдипа, у девочек – комплекс Электры, и комплекс кастрации у обоих полов). Переживая Эдипов комплекс, мальчик выбирает в качестве сексуального объекта мать и оценивает отца как соперника. Отсутствие пениса у девочки он воспринимает как травму или как наказание и боится, что отец применит это наказание к нему. Именно страх кастрации вынуждает мальчика искать сексуальные объекты вне семьи.

Девочка также первоначально выбирает мать в качестве сексуального объекта мать (поскольку она наиболее близкий для нее человек). Но, по Фрейду, обнаружив у себя отсутствие пениса, девочка трактует этот факт не свою пользу; она считает, что травмирована, наказана, и что виновата в этом мать. Кастрационный комплекс приобретает форму «зависти к пенису», обрекая женщину на переживание пожизненного чувства неполноценности. Таким образом, различия между мужским и женским объяснялись анатомическими особенностями, и женщина представала как неполноценная копия мужчины.

Отношение феминизма к традиционному фрейдистскому психоанализу двойственно. По мнению некоторых феминисток (Симона де Бовуар, Бетти Фридан, Кейт Миллетт, Глория Стайнем) психоанализ используется для утверждения женской подчинённости и пассивности. Но с другой стороны, целый ряд феминисток (Джулиет Митчелл, Жермен Грир, Дороти Диннерстайн, Нэнси Чодороу) считают, что именно психоанализ, который обращается к бессознательным областям человеческой психики, может помочь понять личностные и даже политические причины подчинения женщин. Эти феминистки пытаются использовать фрейдистский подход для анализа процессов, протекающих внутри патриархатной культуры.

Именно эти процессы женщины должны изменить, чтобы избавиться от угнетения. Кроме фрейдизма на формирование психоаналитического направления в феминистской теории большое влияние оказали работы французского философа-психоаналитика Жака Лакана (1901-1981), который по своему собственному выражению «читал Фрейда», но во многом переосмыслил его теорию. Именно Лакан в своих работах, наиболее известными из которых являются «Сочинения» (1966) и «Семинары» (1973-1981), «разрушил последнее представление о биологическом детерминизме сексуальных различий как различий мужского и женского, отнеся это различие к символическому порядку культуры» _23_.

Происхождение мужского и женского в культуре Лакан связывал с проблемами структурирования и деструктурирования идентичности. Индивид для него – «говорящий субъект», проживающий жизнь на символическом уровне функционирования языка, социальных процессов и институтов. Если классический психоанализ исходит из понятия целостности субъекта, который только в болезненном состоянии теряет не только контроль над собой, но и свое «я», обрести которое должен помочь психоаналитик, то структура субъективности у Лакана не может быть сведена к единому «я». «Субъект у Лакана – это скорее расщепленный субъект со своими историями, которые в каждый следующий момент рассказывания могут меняться и всякий раз по-разному переосмысливать структуру повседневности». _24_ Поэтому Лакана интересовало символическое конструирование субъективности, построенное на восприятии себя и других. Исходя из этого, параметры феминного и маскулинного могут варьироваться. Маленький ребенок не имеет своего «я»; он находится в симбиотических, неразрывных отношениях с матерью. Решающий момент для появления структуры «я» наступает тогда, когда ребенок начинает узнавать себя в зеркале, только тогда он начинает осознавать себя в качестве самостоятельного, отчужденного от матери, существа. Эта стадия развития личности обозначается Лаканом как «стадия зеркала». Понимая себя как «я», ребенок одновременно воспринимает свое «я» как отчужденное, то есть «другое», поэтому «друговость» это то, что неизбежно находится внутри нас. Обнаружение «стадии зеркала» в развитии личности ребенка позволяет Лакану сделать вывод о двойственной структуре субъекта; при этом зеркальный образ ребенка – это всегда воображаемый образ, конструкция фантазии.
На более ранних стадиях развития ребенок не является ни феминным, ни маскулинным. Только на «стадии зеркала» ребенок начинает определять свою гендерную идентичность и одновременно свое место в символическом порядке культуры. На этой стадии начинает проявлять себя Эдипов комплекс. Главной фигурой в структуре воображаемого на этой стадии развития субъективности становится структура Другого.
Другой – это позиция контроля и власти над языком и желанием. Фигура Другого возникает на «стадии зеркала» в результате расщепления «я» ребенка на «я», которое смотрит» и «я», на которое смотрят». Таким образом, лакановская концепция субъективности отвергает концепцию стабильной субъективности классического фрейдизма. Лакан утверждает, что «я» человека никогда не может быть определимо, поскольку оно всегда находится в поисках самого себя и способно быть репрезентировано только через Другого.
Эдипов комплекс Лакан также трактует на символическом уровне. Если у Фрейда отец выступает в роли реального, биологического отца, то у Лакана он замещается символом – именем отца. Особое значение приобретает понятие фаллоса, также трактуемое как символическое. Фаллос – это не физический орган, а атрибут власти, недоступный во всей полноте ни мужчинам, ни женщинам, так как фаллос у Лакана – символическое замещение желания и нехватки. Феномен женского в культуре определяется только относительно фаллоса. Спецификой феномена женского является то, что женщина способна найти свое означаемое только в ком-то «другом». «Ее имя – это всегда имя символического отца, символического фаллоса. Без имени символического отца женщина оказывается неназванной, неспособной найти свою идентичность» _25_.

Теория Лакана особое влияние оказала на французскую школу феминистского психоанализа. Из семинаров Лакана вышли такие известные теоретики феминизма как Э. Сиксу, Л. Иригарэй и др. По их мнению, его теория фаллоса отражает символику патриархатного общества. Поэтому лакановскую концепцию культурного означивания феминистские философы называют «фаллологоцентризмом», а лакановскую трактовку ценностей культуры связывают с традиционными ценностями власти. Поэтому их вкладом в исследование проблемы сексуальности было определение связи между сексуальностью и властью, когда сексуальность определяется через особые манипулятивные стратегии власти по отношению к субъекту (женскому и мужскому).

Первой книгой, где психоанализ был использован в целях феминизма, был труд Джулиет Митчелл «Психоанализ и феминизм» (1974). По убеждению Митчелл, причины подавления женщин лежат глубоко в человеческой психике. Поэтому она отвергает точку зрения либеральных феминисток о том, что социальные реформы могут быть эффективным средством установления равноправия. Равные права на образование, труд, избирательное право, не могут принципиально изменить положение женщин в обществе, так же как и ликвидация капиталистических экономических отношений, считает Митчелл. Митчелл также не согласна с радикальными феминистками в том, что репродуктивные технологии могут сыграть серьезную роль в эмансипации женщин, поскольку биологические методы не смогут разрешить психологических проблем. Для ликвидации подчиненного положения женщин необходимо изменение их глубинных личностных установок.

Таким образом, для феминистских авторов характерно стремление применить фрейдистскую концепцию бессознательного и инфантильной сексуальности для анализа поведения взрослых, чтобы понять, как детский опыт влияет на установки взрослого человека для того, чтобы найти возможности их изменения. «В этой связи установленный порядок воспитания детей рассматривается как имеющий политическое измерение. Здесь особенно влиятельны работы Нэнси Чодороу и Дороти Диннерстайн (Сhodorow N. The Reproduction of Mothering («Воспроизводство материнства: психоанализ и социология гендера»); Dinnerstein D. The Rocking of the Cradle and Ruling the World («Качая колыбель и управляя миром»), 1987) _26_.

. Оба автора делают вывод, что в основе многих общественных проблем лежит женская монополия на уход за ребенком. Они считают, что ребёнок (он или она) симбиотически привязан к матери и не может отделить себя от неё. По мере взросления мужчины не желают вновь попадать в зависимость от всемогущей силы матери и, вырастая, начинают контролировать женщин. А женщины в свою очередь, памятуя о страхе перед материнской силой, опасаются самих себя и хотят быть контролируемыми мужчинами. В качестве выхода из ситуации Диннерстайн и Чодороу предлагают привлекать мужчин к выполнению родительских обязанностей.

Так называемая модель «дуального родительства», предлагаемая обеими исследовательницами, по их мнению, «сделает возможным формирование новых моделей гендерной идентичности, освобождение от элементов подавления и подчинения, и будет способствовать развитию абсолютно цельной и ответственной личности обоих полов. Вследствие такого участия прекратится и исключение женщин из общественной власти, и видоизменится все гендерное устройство общества» _27_.

Эта теория, также как и многие другие психоаналитические концепции, вызывает обоснованную критику. Критики выдвигают к ней несколько претензий:
во-первых, в них ничего не говорится о том, как экономически будет обеспечиваться дуальное родительство и какие последствия оно повлечет для экономики, хотя очевидно, что оно потребует изменения в сфере занятости;
во-вторых, не семья формирует общество, а общество формирует семью, поэтому вовсе не обязательно, что изменения внутри семьи приведут к изменению в социуме;
в-третьих, некоторые критики утверждают, что и эта теория опирается в основном на опыт нуклеарной гетеросексуальной семьи среднего класса, пытаясь придать ему универсальный характер;
в-четвертых, ряд авторов оспаривает само содержание концепции, полагая, что не только модели ухода за ребенком, но и биологические различия, а также процесс освоения ребенком языка и формирование мышления способствуют формированию гендерной идентичности, и, следовательно, подход Чодороу-Диннерстайн носит упрощенный характер.
Иные идеи выдвигает Кэрол Гиллиган в своей книге «Иным голосом. Психологическая теория и развитие женщины» _28_.

. Она выступила против идеи Фрейда о том, что мужчины обладают более развитой моралью и чувством справедливости, а женщины - нет. Она доказывает, что женщины и мужчины имеют разные понятия о морали, но эти понятия равны по ценности. Гиллиган «выделяет четыре различия в способах принятия мужчинами и женщинами моральных решений:
• женщины более принимают во внимание моральную сторону отношений с другими людьми, в то время как мужчины склонны придерживаться формальных, абстрактных правил;
• женщины рассматривают последствия и влияние своего решения на всех, кто с этим связан, в то время как мужчины настаивают на соблюдении абстрактных принципов, даже если в результате кто-то пострадает;
• женщины более склонны принимать извинения за неверные моральные поступки, а мужчины – нет;
• женщины обычно принимают моральные решения в связи с конкретными обстоятельствами, в то время как мужчины абстрагируют свое решение от частностей» _29_

Гиллиган отдает предпочтение женскому типу принятия моральных решений, так как основанная на абстрактных принципах мужская мораль не всегда соотносится с реалиями обычной жизни. На основании вышеприведенных тезисов она сформулировала концепцию «этики заботы», ставшую очень популярной в феминистских кругах и выдвинула лозунг «Равенство в различии».

Большой вклад в развитие современной феминистской теории внесла французская феминистская школа, основывающаяся на психоаналитической и лингвистической теориях, связанных с именами известных французских философов Ж. Деррида, Ж. Лакана, М.Фуко.
Французская феминистка Юлия Кристева основывает свою теорию на работах Жака Лакана. В знаменитом эссе «Время женщин» она описывает три различные политические проблемные области или платформы женского движения. Все эти платформы, так или иначе, сосредоточены на вопросе о половых различиях. Первая платформа основывается на установлении равенства через равенство прав и на отрицании каких-либо специфических различий между полами. Вторая платформа, наоборот, строится на различии между двумя полами и на их специфичности. Третья платформа признает, что патриархатное общество основывается на угнетении всего женского. Вопросом для Кристевой является, как сохранить разницу между женщинами и мужчинами, не ущемляя прав, чувств каждого из полов. Решение она видит в разработке новой этики и политики, заключающейся в создании идеала стабильной идентичности для обоих полов. Кристева является основателем теории идентичности.

Другая психоаналитическая феминистка Люси Иригарэй критикует и фрейдистское, и лакановское понимание половых различий как продукта мужских фантазий. Она исследует вопрос «Что значит быть женщиной?», быть «другой»? Психоаналитическая традиция, по ее мнению, находится под влиянием «мужской мысли», может говорить о женщине только в терминах недостатка, рассматривая ее как «кастрированного мужчину». Мужчина, соответственно, рассматривается как стандарт, а женщина – как отклонение от него. Поэтому женщина, которую мы знаем – это «маскулинная феминность», женщина, какой ее видит мужчина. Но может быть и феминная феминность, женщина, которая создаст свою самость и свой язык, которые не будут опосредованы мужчинами _30_.

Для этого женщины должны обратить внимание на природу языка, поскольку существующий язык создан мужчинами и также является способом дискриминации женщины. Вторая стратегия освобождения – освобождение женской сексуальности, подавляемой мужчинами. В противовес классической точке зрения, Иригарэй рассматривает женскую сексуальность не как недостаток, а как множественную, самодостаточную, не скованную границами. Исходя их этого, она обосновывает тезис об уникальности женского опыта, причем не только в сексуальной, но и в других сферах.

Из вышесказанного видно, что слабое место психоаналитического феминизма заключается в том, что акцентируя свое внимание на психологических причинах подчинения женщины, он не может дать комплексного объективного объяснения ее неравноправного положения. Тем не менее, заслуга психоаналитического направления заключается в том, что ему удалось обратить внимание самих женщин на те психические процессы, которые делают женскую личность угнетенной. Отталкиваясь от теории Фрейда, его представительницы, тем не менее, опровергли его постулат «Анатомия – это судьба». Не отрицая отличий в женской психике и женской сексуальности, они обосновали равноценность мужской и женской личности, а некоторые, как, например, Иригарэй, определенное превосходство женского опыта над мужским.

20 -- Firestone S. The Dialectic of Sex. N.Y., Bantam Books, 1970.
21 -- Брайсон В. Указ. соч. с. 206.
22 -- Брайсон В. Указ. соч. С. 194.
23 -- Теория и история феминизма. Харьковский центр гендерных исследований, Ф-Пресс, 1996, с.20
24 -- Там же. с.48
25 -- Там же. С.53
26 -- Там же. С. 209.
27 -- Там же.
28 -- Gilligan C. In a Different Voice. Psychological Theory and Women’s Development. Cambridge (Mass.) and London, Harvard Univ.Press, 1982.
29 -- Цит. по: Воронина О.А. Феминизм и гендерное равенство. М.: УРСС, 2004. с. 111 – 112.
30 -- Irigaray L. The Sex Which is Not One. Ithaca, N.Y.: Cornell Univ. Press, 1985.

вернуться к оглавлению.
Tags: теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments