sadcrixivan (sadcrixivan) wrote in feminism_ua,
sadcrixivan
sadcrixivan
feminism_ua

Category:

Кейт Моррис Хоффер «Миф о монстре - барьер для борьбы с изнасилованиями»

Чикаго. Женщина, которая работала на Уильяма Кеннеди Смита в 1999 году? подала иск против него, обвиняя в изнасиловании пять лет назад, в ночь ее 23-го дня рождения. Согласно ее заявлению, Кеннеди Смит обязал ее, его личного ассистента в то время, приехать в его дом после вечеринки с коллегами, а затем принудил ее заняться сексом. Кеннеди Смит отрицает обвинения и говорит, что он и истица встречались в течении пяти месяцев до предполагаемого изнасилования.

Ее обвинения против Уильяма Кеннеди Смит и его встречные обвинения в отношении его – это наглядная иллюстрация научных данных о сексуальном насилии. Ирония в том, что сторонники Кеннеди Смита цитируют обстоятельства этой типичной истории об изнасиловании в качестве причин, почему не следует верить истице.

Говоря о недавних обвинениях, мэр Чикаго заявил, что ему всегда нравился Уильям Кеннеди Смит, что он восхищался им за его важную работу, несколько раз он повторил, что Кеннеди Смит был «уважаемым» мужчиной. Мэр также вспомнил свою прошлую работу в качестве прокурора, чтобы заявить, что обвинение в изнасиловании подозрительно, потому что истица не выдвигала обвинений в течение пяти лет после случившегося. Хотя его комментарии лишь отражают типичные взгляды обывателей, он фактически пропагандирует многие мифы об изнасилованиях.

В том, что касается изнасилований, правда кажется более странной, и ее тяжелее принять, чем выдумку. И, несмотря на дискомфорт, который вызывает эта тема, люди обязаны ради самих себя – или ради своих сестер, жен, дочерей и матерей – проанализировать случай Кеннеди Смита и комментарии мэра в контексте того, что говорит нам наука об изнасилованиях в США.

Во-первых, мэр Дэлей предположил, что симпатичность Кеннеди Смита как человека и его «уважаемость» противоречат тем обвинениям, которые были выдвинуты против него. Согласно Департаменту правосудия США, тем не менее, 24% американских женщин подвергались физическому или сексуальному насилию как минимум со стороны одного мужчины, с которым они состояли в отношениях (как правило, со стороны нынешнего или бывшего любовника или мужа). Можно предположить, что все эти женщины не встречались с одним и тем же мужчиной, а значит, не такое уж маленькое меньшинство мужчин практикуют агрессию и доминирование над женщинами в личной жизни. Большинство женщин стараются встречаться с уважаемыми мужчинами, избегать тех, кого можно определить как насильников, так что думать, что общественное уважение может быть доказательством того, что мужчина не совершит насилие против женщины – абсурд. Другими словами, ответственность за вред, причиненный каждой четвертой женщине в Америке, не принадлежит нескольким крайне несимпатичным, явно склонным к насилию мужчинам. Если вы предполагаете, что изнасилования совершают только явные монстры, то вы преуменьшаете реальные размеры проблемы интимного насилия в этой стране, а также заставляете пострадавших молчать.

Вопреки мифу, который поддерживает Дэлей, изнасилования совершают мужчины, которые в остальных отношениях могут быть добрыми, забавными, симпатичными и уважаемыми своими коллегами. Именно эти положительные характеристики побуждают девочек и женщин идти на свидания, работать, садиться в машину или выпивать с мужчинами, которые в итоге насилуют их.

Только подумайте об этом – если бы, как предполагает мэр Дэлей, легко было бы отличить тех мужчин, которые нападают на девочек и женщин, от того большинства мужчин, которые не практикуют насилие, то статистика по интимному насилию была бы совсем другой. Однако, несмотря на явные доказательства того, что изнасилования в большинстве случаев совершают мужчины, которые кажутся безопасными для их знакомых женщин, любовниц и жен, люди до сих пор притворяются, что привлекательные характеристики, которыми обладает Уильям Кеннеди Смит, не могут принадлежать мужчине, совершившему изнасилование.

Привлекательные характеристики мужчин, которые насилуют, не только мешают обывателям поверить, что заявление об изнасиловании правдиво. Их положительные характеристики создают огромные сложности для женщин, которым они причиняют вред. Пережившие изнасилование, как и все остальные, когда-то верили, что только «ужасные» мужчины способны на изнасилование, и когда вопреки лживости этого мифа их принуждают к сексу, они далеко не всегда способны сразу признать, что привлекательные, забавные, добрые и щедрые мужчины совершают изнасилования. «Я не могу поверить, что он может кого-то изнасиловать», - эту фразу жертвы изнасилований не только слышат от других людей, иногда они сами так думают. И это то, во что верят мужчины, которые их изнасиловали. Очень часто пережившие изнасилование вынуждены сомневаться в себе, они переживают внутренний конфликт между своим опытом и их верой в то, что «он не может изнасиловать», в результате они спрашивают себя, действительно ли случилось то, что случилось.

Пережившие изнасилование сталкиваются с внутренним давлением, которое требует от них по-другому описать то, что с ними сделали, и это давление наиболее высоко, если у жертвы общий социальный круг с насильником. В подобных обстоятельствах жертвы часто боятся, что обвинение в изнасиловании взбудоражит их сообщество, лишит их всего, что им дорого, и от чего они зависят, начиная от дружбы и заканчивая должностью. Более того, если насильника ценят и уважают в его кругу, или он не соответствует обычным (и очень часто расистским) стереотипам о насильнике, то женщина столкнется со всеобщим осуждением, если скажет, что он ее изнасиловал. Угрозы убийства, которые получала женщина, опознавшая Коба Браянта как насильника, могут быть не типичным примером, но они соответствуют чувствам большинства жертв изнасилований, которые думают о том, обращаться ли им в полицию.

По всем этим причинам многие изнасилованные женщины тратят очень много времени и энергии, пытаясь убедить самих себя, что они были изнасилованы, даже если их принудили к сексу. Иногда они называют то, что случилось, по-другому, не изнасилованием – плохой секс, «жесткий» секс – как угодно, лишь бы не определять ту травму, которую они переживают, не как результат изнасилования. Иногда они просто пытаются забыть обо всем, что случилось. Иногда они прилагают усилия, чтобы отрицать изнасилование, продолжая общение, а иногда и соглашаясь на добровольный секс с насильником. Как это не прискорбно, в редких случаях женщины занимаются сексом с мужчиной, который до этого игнорировал их отказ и попытки предотвратить секс. Это явление описывается как защитный механизм переживших тяжелую травму, которые пытаются восстановить чувство контроля над своей жизнью. Это похоже на: «Вы не можете меня уволить, я сам ухожу», только в этом случая это: «Меня не принудили, я выбираю это». В любом случае, некоторые люди говорят «да» после того, как понимают, что у них нет никакой возможности сказать «нет». Но только на какое-то время.

В конечном итоге, большинство переживших изнасилование со стороны знакомого мужчины, находят в себе силы, чтобы принять тот факт, что их действительно изнасиловал человек, который им нравился, и которому они доверяли, несмотря на то, что их культура учила их, что «хорошие мужчины» и изнасилование несовместимы. Их жизненный опыт противоречит всему, что они раньше знали об изнасиловании и насильниках, и это осознание часто бывает очень трудным, требует много времени и подавляющее большинство жертв изнасилований никогда не сообщают о преступлении в правоохранительные органы, не говоря уже о том, что крайне редко это делается сразу же.

Этот последний факт о том, что подавляющее большинство жертв изнасилований не сообщают об изнасиловании в полицию или в прокуратуру, подтверждается многочисленными данными, полученными за последние пятнадцать лет. Именно поэтому мэру Делей должно быть стыдно называть отсутствие заявления в полицию причиной считать обвинения против Кеннеди Смита «подозрительными». Снова его комментарии соответствуют и поддерживают миф об изнасиловании, который вредит пострадавшим. Суть этого мифа в том, что жертвы «настоящих» изнасилований тут же и без страха сообщают об изнасиловании в правоохранительные органы.

В реальности, жертвы изнасилований тратят огромнейшие усилия и много времени только на то, чтобы осознать, что с ними сделали, не говоря уже о том, чтобы заявить об изнасиловании публично, обратившись в полицию. И жертвы изнасилований, как и все мы, прекрасно знают, что задержка с заявлением в полицию будет использована для их дискредитации. Таким образом, этот миф становится реальностью, он заставляет женщин молчать после того, как они смогли признать, что подверглись изнасилованию.

Слепая вера в миф о том, что мужчины, совершающие изнасилования, - это явные монстры, а также в миф о том, что при настоящих изнасилованиях пострадавшие быстро обращаются в полицию, причиняет огромный вред пострадавшим. И мы не оказываем никакой услуги мужчинам, большинство из которых никогда не принуждали женщин к сексу. Поддерживая мифы об изнасилованиях, которые заставляют нас игнорировать реальность, мы позволяем насильникам не менять свое поведение. Более того, то, что на самом деле отличает насильников от других мужчин, остается неизвестным и не оценивается.

Кеннеди Смит заявил, что он – легкая жертва для ложных обвинений в изнасиловании из-за своей личной и семейной истории. Под своей личной историей он, скорее всего, имеет в виду тот факт, что в 1991 году его обвинили изнасиловании (он был оправдан), также согласно опубликованному отчету еще три женщины планировали подавать на него в суд по обвинению в изнасиловании. Он утверждает, что это сделало его мишенью для лживых обвинений в сексуальном насилии, однако это больше похоже на историю человека, которого отказываются признать насильником, сколько бы женщин не обвиняли его. Люди, которые работали с Кеннеди Смитом с 1991 года, были убеждены, что он – невинная жертва фальшивых обвинений, потому что в противном случае нужно было признать, что он ушел от ответственности за несколько изнасилований, а это вызвало бы большой дискомфорт у его коллег. Именно активная вера в то, что он «не стал бы» и «не мог» совершить изнасилование, как и вера в то, что другие женщины – лгуньи, обвинившие его в том, чего он не совершал, сделали почти невозможным для кого-либо другого обвинить его в изнасиловании.

Группа исключительно влиятельных и успешных людей всегда готова поддержать его – этот факт вряд ли можно проигнорировать при подаче судебного иска. Другими словами, когда Дэлей защищает Кеннеди Смита, то это неадекватно и вызывает беспокойство, но совсем не удивительно.
Я не знаю женщину, которая подала в суд на Уильяма Кеннеди Смита, и я не пытаюсь говорить от ее имени. Но я потрясена тем, как эти обвинения подтверждают то, что известно об изнасилованиях в этой стране. Я также потрясена и возмущена тем, как обстоятельства изнасилования до сих пор используются для дискредитации жертв. Нашему обществу давным-давно уже пора отказаться от мифов об изнасилованиях, которые гарантируют наше спокойствие – пока мы сами не окажемся среди тех, кого изнасиловали. Они никак не способствуют правосудию, более того, они делают все возможное, чтобы изнасилованные девочки и женщины страдали молча.
Tags: насилие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments