Лилит Мазикина (gipsylilya) wrote in feminism_ua,
Лилит Мазикина
gipsylilya
feminism_ua

Categories:

Цыганское женское движение. Рина М., Москва.

Ей тринадцать лет, она цыганка, и она феминистка.

Второе следует скрывать. Все, кто могут, скрывают. Не потому, что стыдно - они не считают, что есть чего стыдиться - потому, что страшновато.

"Вы слышали, девочку выкинули из поезда? Девять лет. Из тамбура, какие-то взрослые пацаны. Ехала домой, и выкинули. Хорошо, поезд только набирал скорость. Упала на платформу, вся в синяках и зуб сломался".

Ну его, на всякий случай.

Опять же, если скажешь, то начинается.

- Спой нам. Станцуй нам. Погадай нам. ДАВАЙ, МЫ СКАЗАЛИ, СПОЙ. А почему ты не так одета? А почему ты не так выглядишь? Ты живёшь в таборе? Ты воруешь? Ты язычница? Ты уже замужем? Ты старая дева? Ты умеешь гипнотизировать? Ты после школы побираешься?

Слишком много несоответствий тому, какой тебя и твою семью намерены видеть? - Агрессия. Признайся, что не цыганка. Ты выдумываешь, признайся. Это глупо. Нет, вы не цыгане. Какие же вы цыгане. ВЫДОЛЖНЫ, а вы не.

СООТВЕТСТВУЙ, или ОТКАЖИСЬ от идентичности

Не СМЕЙ не соответствовать нашим шаблонам. НЕ СМЕЙ. НЕ СМЕЙ. НЕ СМЕЙ.

Никому не говори, что цыганка. Я тоже никому не скажу. Почему "почему"? Это стыдно. Это глупо. Тебя выгонят из школы. Тебя задразнят. Тебя уволят. А вдруг вас выселят.

У каждой городской цыганки было своё "начинается", а если сравнить... в итоге одинаковое.

Рина скрывать отказываться. Это я. Я - цыганка. Вам придётся принимать этот факт.

Она носит длинные юбки, порой - когда вне школы - нарочито-цыганские; блузки с народным фасоном рукава. Она носит традиционный амулет - летучую мышь. У неё грива до пояса. Когда она хочет, она идёт по улице босиком. Когда она хочет, она напевает цыганскую песенку.

- Не приходи в школу в такой юбке!
- Почему?
- Она неформенная.
- Вот целый коридор школьниц. Ни одна не в форме. Почему в форме должна быть я?
- Ты что, не понимаешь?!
- Нет. Не понимаю.

- Ты опять пришла в этой юбке!
- Это другая. Просто тоже чёрная.
- Я же говорила!
- А я слышала. Вы отказались мне ответить, почему в форме должна ходить только я.
- Ты доиграешься!

Ну, конечно, в какой-то момент всплывает откровенное, с директрисой.

- Рина, какой ты национальности?
- Я цыганка.
- ВОТ В ЭТОЙ ЮБКЕ ТЫ И ВЫГЛЯДИШЬ, КАК ЦЫГАНКА!!!
Рина с самым изумлённым видом разводит руками:
- Поразительно!

Классная руководительница звонит отцу Рины:
- Ваша дочь носит неприлично длинные юбки. Примите меры.
- Сейчас приму, - говорит он. Выкуривает сигарету. Он не хочет конфликтовать со школой. Он не одобряет откровенности в национальном вопросе. Он знает, что по городу ходят националистические молодчики. Но предавать дочь он не намерен.
Набирает номер и говорит самым патриархальным тоном:

- Я только что лично сантиметром перемерял все юбки своей дочери. Они все прилично длинные.

Оле! Учительская осада снята.

Отец пьёт корвалол. Ему тридцать три года, но он убеждён, что ужасно стар для таких переживаний.

- Я не должен был тебя слушать. Я не должен был её слушать. Я не должен был ей позволять ходить одной в школу.
- Школа - через дорогу. Пять минут ходьбы. Что с ней может случиться?
- Её украдёт какой-нибудь ср*ный цыганчонок. Её изобьют нацисты.
- Она просто выходит из дома, переходит дорогу и входит в школу. А потом наоборот. Дай ей воздуха. Иначе она задохнётся.
- Что мы делаем! Что она делает!

Где намерение заставить отказаться от открытого цыганства переходит в банальный контроль над внешностью, трудновато понять. Одноклассница внушает Рине:

- Ты же девушка, девушка должна выглядеть как девушка!

Рина встряхивает гривой волос до пояса:

- Это что значит? Более как девушка, чем я?
- Как настоящая, нормальная девушка! Купи джинсы-скинни, купи лак для волос, накладывай макияж! Хочешь, я сама тебе всё куплю, чтобы ты ходила в школу, как все? Ты понимаешь, ты же девушка, ты должна!
- Напомни, когда я тебе успела задолжать?

Дома изводится отец:

- Моей дочери тринадцать лет, и я не знаю, за кем она будет замужем! Через десять лет всех уже разберут, надо же что-то делать!

О, вы думаете, это такой традиционный цыганский мужичок в пиджачке, и в свободное от курения время собирает металлолом или делает лопаты? Щас, это журналист с высшим экономическим образованием, и журналист достаточно известный. Когда-то он работал в банке на крупной должности. Ему запрещали говорить, что он цыган, под угрозой увольнения. Нельзя портить репутацию банку. А портить репутацию цыганам, оставляя на виду только воришек и барыг, можно.

- Папа, я не выйду замуж.
- А внучата!
- Папа, я, кажется, чайлдфри.

Отец пьёт корвалол и жалуется:

- Мы её разбаловали. Я не знаю, как она будет жить.
- Подозреваю, гораздо счастливей нас.
- Она не хочет поступать в речную академию. Она хочет стать артисткой.
- Есть такое дело.
- Я не знаю, как она будет жить!..

Она не ест то, что не хочет есть. Она не хочет есть, когда не хочет есть.

Хорошие девочки съедают всё, что им положили. Хорошие девочки не признаются, что они цыганки. Хорошие девочки аккуратны потому, что девочка аккуратна. Хорошие девочки не пытаются укрепить кисти рук упражнениями с гантелями и катаной на случай, если придётся драться. Хорошие девочки не носят с собой нож и не тренируются с ним. Хорошие девочки мудрее и всё стерпят. Хорошие девочки поступают туда, куда велят родители. Хорошие девочки девочки как девочки. Хорошие девочки должны.

Может, Рина - Плохая девочка? Плохие девочки должны побираться после школы, пить "ягу" по дворам, заигрывать с мальчиками. Плохие девочки должны приносить из школы плохие оценки, мало читать, да и вообще ничем не интересоваться. Плохие девочки должны мучать животных. Плохие девочки должны.

Ха ха. Катитесь к чёрту. Рина не играет в такие игры. Ешьте это сами.

Дело не в том, что она - против всего мира.

Дело в том, что она - за себя.
Tags: women who dare, патриархат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments